Как я учился?

Прочитав предыдущую статью «Как я проводил экзамены?», читатели могли заинтересоваться моей методикой преподавания. Она действительно немного необычна, но довольно сложна в исполнении. Я решил изложить всё в нескольких статьях и предлагаю следующий план:

  • Как я учился? (вы это сейчас читаете)
  • Как я начал преподавать?
  • Как я вёл лекции, практические и лабораторные занятия?
  • Как я руководил курсовыми и дипломными проектами?
  • Как я занимался наукой?

Я постараюсь изложить всё то, что считаю необычным и что резко отличало меня от многих других преподавателей. Пишу это не ради самоутверждения, а для того, чтобы мой опыт кому-то пригодился. Сразу оговорюсь, что буду рассказывать преимущественно о положительных моментах, причём только о тех, которые прямо или косвенно связаны с моей методикой, потому что если рассказывать все хорошие истории подряд, то это будет не совсем полезный труд из многих сотен страниц.


Я не случайно начинаю изложение со своей учёбы, потому что отсюда начинается моя преподавательская работа в вузе, а некоторые черты моего характера (даже отрицательные) сыграли одну из первых ролей в становлении той методики, которой я придерживался ближе к концу карьеры.

Моя тяга к обучению других людей проявилась ещё раньше, в школе. Начиная с 8-го класса я заметил, что умею объяснять школьный материал. Ко мне обращались школьники более младших классов и я объяснял им математику, причём самое странное, что они меня понимали, хотя я повторял всё то же самое, что они слушали на своих уроках, но понять там никак не могли. Примерно в то же время я заметил, что могу объяснить почти что угодно кому угодно, если сам это понимаю… позже, правда, это перестало работать, потому что я занялся философскими и социологическими вопросами, а их кому угодно объяснить невозможно, так как все люди очень разные (и это очень хорошо). Например, не всем можно объяснить вред от любых доз алкоголя, не смотря ни на какой талант убеждения.

Итак, я поступил в вуз на математический факультет в 2002-м году, это был последний год перед введением ЕГЭ, а потому экзамены были нормальными, классическими. Таким образом, я отношусь к людям старой школы. Не такой хорошей как советская, но не такой дебильной, как современная.

Если я не ошибаюсь, конкурс составлял 8 человек на место, но меня это ничуть не смущало. Да, я боялся пролететь, но в то же время был чрезвычайно в себе уверен, так как тренировался решать математические задачи очень долго и упорно. Это не та липовая математика, которая сейчас на ЕГЭ, это действительно нормальные и местами сложные задачи, что и давало мне огромную фору. А ещё я был призёром местных олимпиад по программированию, что позволило сдать информатику даже без намёка на какие-либо проблемы. Математику я сдал на 5,66 балла из 6, так как допустил неточность в одном ответе. Информатику — на высший бал (5), а русский язык — на зачёт. Этого было «за глаза», чтобы поступить. Многие мои сверстники для подстраховки поступали сразу на несколько факультетов, а потому сдавали не 3, а 15-18 экзаменов за лето. Я подобной ерундой заниматься даже не пытался.

Учился в вузе на отлично без каких-либо вариантов. Все оценки были только «5», хотя пару раз я не с первого раза сдавал зачёты, но там местами были очень противные предметы, мне и некоторым моим одногруппникам их нельзя было сдать сразу, и вот почему.

Как я сообщил выше, я занимался олимпиадами по программированию — спортивным программированием. Каждое воскресенье была тренировка: мы собирались в университете — несколько команд по 3 человека в каждой, им даётся 5 часов времени, компьютер и несколько (5-10) задач. Кто больше решит, тот молодец. Всё это было очень круто, подобные соревнования были элитными и завершались Чемпионатом Мира, попасть на который уже было довольно престижной наградой (со всей России попадало 3-6 команд, не больше). Так вот, сказать, что я знал информатику лучше местных преподавателей – это значит ничего не сказать.

Обладая тогда ещё демоническим складом характера, я стремился возвыситься над другими и откровенно издевался над бедными преподавателями, чьи навыки программирования были явно недостаточными для работы в вузе… как вы думаете, будут они мне за это ставить зачёт по предмету, даже если я за один урок выполнил все задачи за весь семестр и на час раньше ушёл из класса в столовую? Нет, не будут 🙂 Та же проблема была у других ребят из клуба программистов. На лекции этих преподавателей мы почти не ходили (только если поржать), а нарушение дисциплины каралось проблемами на зачётах… что поделать, взрослые не умеют признавать свою некомпетентность, а мы, как последние разгильдяи, слишком откровенно их троллили на глазах у всей группы. Каюсь, неправильно так делать.

Свою карьеру по спортивному программированию я закончил на четвертом курсе: наша команда вышла на Чемпионат Мира в 2006-м году и заняла там 19-е место. К слову сказать, выход на Чемпионат — это не моя заслуга, потому что соревнования командные. В нашей команде был гораздо более сильный программист, которые всех и тащил. На самом Чемпионате я хоть и решил одну из самых сложных задач, но всего лишь одну. После возвращения из Техаса, где проходили соревнования, я ушёл из спортивного программирования и только лишь преподавал его для школьников и студентов, не выступая на соревнованиях.

Поначалу я учился очень неаккуратно, так же как все учил билеты за неделю до самого экзамена. Это было неправильно, хотя не мешало получать пятёрки. Ближе к концу обучения я научился всё делать в течении семестра, а на сессии, когда все только начинают учить, я уже знал весь материал и зачастую консультировал одногруппников. Бывало, что делал свой конспект лекций в электронном варианте. Мы с одним другом написали несколько таких конспектов, которые до сих пор передаются из поколения в поколение студентов и по ним до сих пор многие готовятся, предпочитая данные конспекты своим. Особенно это касается ответов на вопросы госэгзаменов.

Не смотря на склонность к математике, мне очень нравились гуманитарные курсы в вузе: английский, социология, философия… выделываясь на них, я быстро получал зачёт «автоматом» и был свободен. Здесь также проявлялся мой демонизм: мне нравилось на каждом уроке выступать с докладом, причём выученным наизусть. Стоя у доски, я чувствовал власть над классом и даже самим преподавателем, с интонацией пересказывая заученный текст даже лучше, чем это мог бы сделать лектор. Однако я хочу отметить, что публичные выступления мне НЕ нравились, но я понимал, что данный навык необходим. Я специально готовил эти доклады, чтобы учиться публичному выражению мысли и не мандражировать на публике. Долгое время я не мог без волнения выйти и сделать что-либо перед классом, а вот в вузе впервые решил переступить через себя. Конечно, получилось не сразу, но получилось хорошо.

На некоторых математических практических занятиях я мог позволить себе выходить к доске на весь урок. Я стоял у доски и решал все задачи, что давал преподаватель, никто больше к доске выходить не хотел, а преподаватель не возражал подобной тактике. По-моему, на одном из курсов я так весь задачник у доски и прорешал. Постепенно я совсем оборзел и местами позволял себе начинать вести занятие вместо преподавателя, а ему оставалось только наблюдать за тем, чтобы план по задачам был выполнен, и чтобы я затронул все нужные приёмы их решения. Так, начиная от простого скромного «стояния» у доски весь урок, я постепенно начал стараться красочно и грамотно рассказывать решение каждой задачи. Всё это не только дарило интересные ощущения власти, но и давало бесценный опыт, понадобившийся впоследствии.

Параллельно я занимался и физическим спортом, и поначалу дважды в году выступал на командных соревнованиях между факультетами в беге на 1000 м. Занимался я очень усиленно, а позже стал выступать на многих других соревнованиях, и потому к концу спортивной карьеры (2012 год) хоть и имел подтверждённый I-й разряд на всех дистанциях от 100 до 1000 м, имел также и проблемы со здоровьем. Позже я перешёл на обычную физкультуру и на бег на длинные дистанции. Одна из моих любимых дистанций – 20 км. Для меня этот как медитация. Всё мечтаю пробежать марафон (42 км 195 м), да обстоятельства пока не позволяют.

Прочитав всё это, у читателя могло сложиться обо мне неверное впечатление, будто бы я такой весь успешный студент. Нет, были у меня и проблемы. Например, я долго не мог нормально сдать физику. Предмет давался мне тяжело, хотя задачи на контрольных я решал почти безошибочно (интуиция), теорию понимал плохо. Я не блистал на экзаменах, а просто сдавал на «отлично». Я не был крутым олимпиадником по программированию, а просто умел решать некоторые задачи. Я не сразу стал одним из лучших преподавателей, а прошёл через школу унижений от студентов из-за того, что я выглядел моложе них, и это давило на меня, не давая уверенно читать лекцию, не смотря на все мои тренировки в ораторском искусстве. Впрочем, на личных консультация я мог объяснить материал довольно хорошо – как я сказал, это умение у меня с детства.

Внимательный читатель, несомненно, заметил следующее: склонность к власти, самолюбование, демонизм, необходимость признания, стремление быть лучшим и тяга к учительству. Все качества, кроме последнего, были впоследствии вырваны из меня с корнями, но они сыграли свою положительную роль, именно благодаря ним я с утра до вечера работал над собой, учил наизусть доклады, тренировался решать задачи сверх вузовской программы и т. д. Работал, чтобы стать одним из лучших преподавателей, а для кого-то даже и самым лучшим. Впрочем, к этому моменту мне было уже безразлично, на какой «высоте» я нахожусь, я просто достиг предела своих возможностей в этом деле, и мне было без разницы, как это выглядит со стороны. Понятия «лучший» или «худший» я теперь уже употребляю лишь для донесения мысли читателям, чтобы было ясно, какими ценностями я был заражён тогда и как этот демонизм проявлялся в период юношества.

Ещё более внимательный читатель заметил, что все свои негативные качества я старался обернуть на пользу людям. Если быть лучшим, то лучшим в донесении мысли, а не ради получения похвалы, если быть первым, то первым в помощи другим, а не в очереди на повышение, если иметь склонность к самоутверждению, то только как источник мотивации для многочасовых подготовок к занятиям. Стремление к власти над аудиторией заставляло меня работать над собой… а когда я понял, что получил эту власть, все эти негативные черты характера ушли, а опыт преподавателя остался.

Далее как раз будет рассказ про моё становление преподавателем. Оно началось на втором курсе, а потому шло параллельно с тем, что вы только что прочитали.

Продолжение.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*