Как я вёл лекции, практические и лабораторные занятия?

Предыдущая часть здесь.

Это самая важная часть цикла статей. Сейчас вы узнаете то, как лично я вижу профессионального преподавателя вуза и как я добился данного состояния прямо перед самым концом своей карьеры. Описанные приёмы НЕ будут работать в школе, потому что для их осуществления нужно чтобы ученики (студенты) понимали одну важную вещь: это ИМ нужно учиться в вузе, а не ВУЗ обязан их учить. В школе, как вы понимаете, это правило уже несколько десятилетий не работает.

Описание краткое, хотя всё равно много слов получилось.


Итак, прошлая часть рассказа завершается на том, что я поступил в аспирантуру, и как раз к этому моменту уже умел вести занятия достаточно уверенно, но всё же не так качественно, как это необходимо. Студенты шумели на лекциях, на практиках приходилось вызывать людей к доске из-под палки и т. д. — всё как у большинства моих коллег. Мне это очень не нравилось, я очень хотел стать авторитетом для студентов, а потому поначалу действовал через грубое применение власти. Это было действенно, но неправильно. Вот как это было…

На лекции кто-то разговаривает на задних партах? Без разбору кто там разговаривает я выгоняю весь задний ряд за дверь. Вот так прямо, 10 человек незаметно для себя телепортировались из класса в коридор. «Но мы молчали! — возражали они», «мне пофиг, пошли вот, — отвечал я». И они послушно выходили, а если не выходили, я просто сообщал студентам, что пока те не выйдут, я не буду читать лекцию…, разумеется, сами студенты начинали давить на одногруппников, и те всё равно выходили.

Второй приём: в классе шумно, я начинаю говорить тише. Со средних рядов доносится:

— А не могли бы говорить чуть громче?

— А пусть на задних партах замолчат, тогда будет слышно. — отвечал я.

Тогда ребята со средних и первых рядов сами начинали грубо затыкать своих одногруппников.

Оба эти приёма НЕ являются правильными, хотя работают. Они основаны на конфликте между личностями и грубом подчинении. Авторитет преподавателя будет низким, его будут просто бояться, а потому и отношение к предмету станет соответствующим. Положительным моментом является только то, что студенты реально слушаются, а на лекциях действительно тихо.

Далее я начал играть на отрицательных качествах некоторых (не всех!) преподавателей, чтобы «выехать» за счёт их неграмотности. Мой предмет опирался на некоторые основы математики, а потому от студентов требовались особые знания, которые они должны были получить в школе или курсом раньше. Но я заметил, что этих знаний у них нет, а потому некоторые вещи с моих лекций до них не доходят. Тогда я брал некую тему, которую, как меня уверяли студенты, они «хорошо знали» и «уже проходили», и в течении урока доказывал им, что они даже близко ничего не знали и ничего не проходили. Я подбирал интересные примеры и разные частные случаи к их теоретическим знаниям, в которых эти знания не срабатывали. Потом я добавлял фразу вроде: «А разве Иван Иванович этого не рассказывал?.. Да, беда у нас с преподавателями, они как в 70-х решали задачи, так до сих пор и решают, не зная, что последние 30 лет живут уже в другом мире: здесь и задачи другие, и методы более совершенные». Студентам это было интересно! Таким образом, видя, что я гораздо лучше многих своих коллег разбираюсь в своих и смежных предметах, ученики начали относиться ко мне более уважительно. Но этот подход тоже НЕ правильный: он основан на унижении других людей и на опасном внедрении в умы молодежи мысль о том, что «стариков» можно не уважать, то есть не я становлюсь выше, а начинаю казаться выше, делая других ниже, и показывая дурной пример неуважения. Так делать нельзя.

«Так не пойдёт», — подумал я, и крепко задумался…

Я очень долго думал и проверял различные тактики в течении нескольких лет, а затем нашёл идеально решение. Сейчас я опишу его — и вы поймёте, что это совершенно нетрудно. Однако чтобы осуществить такое решение, преподаватель обязан обладать рядом важных качеств и умений. Сначала перечислим их.

Качества и умения преподавателя

Преподаватель обязан говорить складно, почти без запинок, с выражением. Он обязан объяснять свой материал хорошо. В моём случае обязательным требованием также было говорить без бумажки. Вся лекция должна быть полностью в голове, а если боишься забыть план… а не бойся. Будешь бояться — студенты это почувствуют. Не бойся импровизировать, но по-хорошему нужно знать лекцию наизусть.

Преподаватель обязан быть честным со студентами. Я заметил, что очень часто преподаватели боятся отвечать на какие-то вопросы или увиливают в сторону, когда студент задаёт неудобный вопрос. Это неправильно. Нужно показать, что вы тоже человек, и если вы понятия не имеете для чего вы читаете свой предмет, то нужно так и сказать. К счастью, я знал, для чего нужен любой мой предмет и умел в течении получаса достаточно красочно описывать его основные области применения. Если я чего-то не знал или ошибался при выводе формул, я извинялся и старался исправить ошибку, порой даже спрашивая совета у студентов.

Преподаватель обязан уметь общаться с аудиторией. «Вы не помните случайно формулу суммы синусов?» — мог спросить я… при том что помню я её безупречно 🙂 В процессе лекции мог так или иначе возникнуть философский вопрос. Например, решая задачу оптимизации мы вычисляли оптимальную стоимость товара с учётом каких-то издержек. Возникал вопрос о том, всегда ли нужна оптимальная стоимость и не следует ли учесть ещё такие параметры как удобство покупателей или водителей грузовиков, которые будут вынуждены ехать по плохой, но короткой дороге и т. д.

[Сугубо ИМХО] Преподаватель обязан знать и понимать философию, социологию, политику, теорию управления и многие другие основы нашей жизни. Студенты часто задают вопросы типа «зачем это нужно?», причём в разных формах и по разному поводу эти вопросы возникают по 15-20 раз за семестр. Отвечая на них, приходится уходить в темы, далёкие от предмета, но разговаривать на эти темы со студентами нужно обязательно, потому что они помогают им понять свою будущую жизнь.

Итак, если у вас есть все эти качества, то следующая методика будет вам доступной. В основе методики лежит человеческое отношение к студентам, высокая нравственность и ответственность за качество подаваемого материала, а также воспитательная функция.

Методика чтения лекций

Заходя в аудиторию, я встаю прямо посередине у классной доски, стою уверенно и немного сверху, но со спокойным выражением лица, осматриваю присутствующих. Я стою так до тех пор, пока в классе не воцарится идеальная тишина. Может пройти минута, может 10, это не имеет значения. Нужно стоять, смотреть на разных людей изучающим взглядом и молчать. Поверьте, рано или поздно наступит тишина. В мой адрес могут посыпаться шуточки местных шутников, но нужно оставаться в том же положении и с тем же выражением лица. Когда тишина наступает, я спокойно и со сдержанной улыбкой говорю: «Здравствуйте».

Затем идёт некий монолог, в ходе которого я представляюсь студентам, немного рассказываю о себе и о нашем предмете, для большего доверия что-нибудь спрашиваю у студентов. Обязательно объясняю «правила игры». Какие это правила?

Свободное посещение и способ изучения материала. Студенты могут ходить или не ходить на занятия по своему желанию, а изучать материал так, как им хочется (например, по учебнику или с репетитором). НО: к началу экзамена студент должен сдать все задания из обязательного списка. Причём в моём случае сдать сразу всё за один последний урок в семестре нельзя (это невозможно физически).

Никаких дополнительных пар и переписываний работ. Моё время строго обозначено в учебном плане, и студенты обязаны уважительно относиться к этому времени. Если написано 36 часов, то это будет именно 36 академических часов и ни минуты больше. Никаких дополнительных занятий учебный план не предусматривает, а другие преподаватели просто балуют студентов, позволяя им сидеть на своей шее ещё пару десятков часов. Если контрольную не удалось сдать сразу — значит не судьба 🙂

На лекции можно шуметь и разговаривать, но если я буду слышать этот шум, я перестаю говорить и жду, когда шум прекратится. Когда лекция заканчивается, с ней заканчивается и обсуждаемая тема, а если эту тему я не успел закончить, то она остаётся на самостоятельное изучение. Если же не успел по своей вине, то продолжаю тему на следующем занятии.

На экзамене можно вести себя как угодно и делать что угодно. Однако любое нарушение порядка снизит до нуля вероятность сдать этот экзамен.

Я запрещаю поступать нечестно и пытаться меня обманывать. То есть можно списывать (я не вправе ограничить свободу выбора человека), но я против списывания. Я не сделаю замечание студенту, который списывает, а просто буду задавать такие вопросы, на которые он с гарантией не ответит. В течении семестра я запоминаю и записываю (втихаря, конечно) кто из студентов какие лекции пропустил или какие задачи плохо решал на контрольных. Именно эти вопросы и эти задачи будут заданы ему дополнительно на экзамене. Даже отличника можно запороть на том материале, которые был дан на лекциях.

Отвечать на экзамене можно что угодно и как угодно. Мне не важно, из каких источников студент черпал знания, а важно, чтобы он в общей сложности изложил те же мысли, что и я, а также показал бы, что он это понимает (например, ответил бы на мои практически-ориентированные вопросы).

Оценка на экзамене всегда субъективна. Объективных оценок не бывает, вопреки всеобщему заблуждению других преподавателей о каких-то мифических объективных способах оценивания. Более того, я всегда учитываю отношение человека к делу в течении всего семестра. Если человек старался в течении семестра и всё делал честно, то вероятнее всего, что я ему даже помогу сдать экзамен. Нет, он всё равно получит вопрос, который знает плохо, но скорее всего я сам на него и отвечу, а потом попрошу повторить. Если же человек пытался меня обманывать, списывал на контрольных, пренебрежительно относился к заданиям и т. д., то он вряд ли получит какие-то поощрения. Однако на ход экзамена НИКАК не повлияет личное отношение студента ко мне. Пусть хоть матом кроет — мы решим этот вопрос между собой на улице, но на экзамене я буду оценивать его общий подход к делу и знания. Уровень ответственности и способность принимать верные решения в жизни для меня играет более важную роль, чем полученная сумма знаний и умений.

На первом занятии очень важно сразу обозначить все правила игры и сообщить, что более эти правила нигде специально повторяться не будут. Что касается правил нравственности, этики, праведного поведения, то всё это ребята изучали на уроках литературы в школе, когда проходили художественные произведения классиков, а потому я вправе не останавливаться на их подробном описании.

Читатель может удивиться: как это, нельзя переписать контрольную? А если случайно налажал, вылетаешь из вуза? На самом деле нет, обычно в каждом конкретном случае, уже в конце семестра я всё-таки выделяю своё личное время, чтобы посидеть с учениками и разобрать непонятные задачи. Иногда я ставлю зачёт за работу «просто так», за то, что послушали правильные решения, а иногда прошу сразу перерешать те или иные задачи после такой добровольной консультации. Дополнительным стимулом хорошо себя вести является то, что я обещаю пораньше закончить лекции и оставить время для переписывания работ, взяв освободившиеся часы с недочитанных лекций. Как бы то ни было, при таком подходе остаётся, максимум, 2-3 разгильдяя, не допущенные к экзамену, которые всё равно не сдали бы ничего, будь у них хоть 6 попыток (я в бытность проверял данные факт, так и есть; а один мой коллега дал такому человеку свыше 150 попыток сдать зачёт — всё равно не получилось. Это не шутка).

Ещё важное правило: на лекциях всегда должны быть разговоры о жизни. Так или иначе, логика предмета иногда выводит на чисто бытовые темы, а потому можно уделить 10-15 минут разговорам о том, как та или иная обыденная задача могла бы быть решена, например, мною. Скажем, любимые темы студентов: совмещение работы и учёбы, взаимоотношения с родителями по поводу разных взглядов на учёбу, и даже межличностные отношения среди студентов. Часто задаются вопросы типа «зачем это нужно?», «а кто решает, что правильно, а что нет?», «в чём смысл жизни?». Бывают и эксперименты, которые мы потом весело разбираем. Вот описание одного из них. Таких я проводил много всяких.

Иногда мы пытаемся решать какие-то реальные задачи, связанные с вузом. Например, задача: убедить начальство закупить новые нормальные парты взамен старых, заменить мигающую или шумящую лампу в аудитории, исправить неработающую розетку, заменить тупой компьютер на нормальный. Я учу их писать заявления и грамотно характеризовать проблему, вовлекая этим самым в некое подобие реальной жизни и пробуждая активную инициативную позицию.

Как проходит практика?

На практике студенты, наученные сложившейся культурой, обычно сидят и ждут, когда преподаватель достанет список и будет водить по нему своей когтистой лапой в поисках жертвы.

— К доске идёт Иванов. Есть тут Иванов? Иди сюда…

И вот Иванов нехотя вылезает, обречённо вздыхая и вымученно улыбаясь в ответ на издевательские подшучивания друзей. Часть студентов с сочувствием смотрит Ивану вслед.

🙂 Нет-нет, это не мой случай.

На первой практике я сажусь перед аудиторией (разумеется, уже после воцарившегося молчания) и сообщаю: «ребята, мне без разницы, что вы будете делать на моих занятиях, хоть на ушах стойте, лишь бы это не мешало нам работать. Вы можете свободно посещать мои занятия, я не отмечаю, не вызываю к доске, но и сам задачи не решаю. Перед вами листочек с задачами [достаю листочек]. У нас с вами осталось… 75 минут и 10 задач. Итак, я жду, когда кто-либо из вас сам выйдет к доске и начнёт решать эти задачи. Я обещаю, что по мере необходимости буду подсказывать, но каждый следующий человек будет получать меньше подсказок, потому что задачи в целом однотипные, решаются одним и тем же способом. Все частные случаи и подводные камни содержатся в этих десяти задачах. Если к доске не выйдет никто, то мы не решим ни одной задачи, но контрольная работа в любом случае состоится тогда, когда она должна состояться. Переписать её, как вы помните из моих правил, нельзя».

Обычно проходит не более 20 секунд, за которые студенты, немного выпавшие от подобного подхода, осмысливают такой вариант, и один человек выходит к доске. Можно подумать, что 20 секунд — это долго. К сожалению, дурацкая тактика других преподавателей приучила студентов к пассивности, никто не хочет ничего делать без пинков. Моя задача состоит в том, чтобы создать такие внешние условия, при которых в результате некоторой внутренней борьбы человек всё-такие самостоятельно проявляет активность. Чтобы самоорганизоваться, 20 секунд — это даже мало.

Убедившись, как хорошо и здорово решать со мной задачи (у меня большой опыт общения один-на-один и я понимаю, как делать подсказки, чтобы ученик решал задачу почти сам), другие студенты, уловив правила игры, понимают, что чем раньше они выйдут, тем больше подсказок от меня услышат. Создаётся очередь. К концу занятия обычно всё настолько понятно, что студенты начинают выходить к доске уже с интересом, не опасаясь, что я почти перестаю подсказывать.

На следующей практике мне уже не нужно объяснять правила игры, иной раз, зайдя в аудиторию, я вижу, что у доски уже кто-то стоит. Бывает, что выходят даже те студенты, которые учатся хуже других. Интерес активности захватывает, а потому если не все, то большинство студентов из каждой группы побывают у доски хотя бы раз. Результаты контрольной работы значительно лучше, чем при использовании тактики унылого вызова к доске.

Что ещё нужно понимать?

Разумеется, просто так всё это будет работать плохо. Чтобы идея правильно воплотилась, нужно заранее подготовить студентов к себе, а это делается на первом занятии по теории (на лекции). Нужно, с одной стороны, дать понять, что перед ними не лох какой-то, а уважающий себя человек, а, с другой стороны, показать своё добропорядочное расположение и нестандартный подход к делу. Немаловажно показать высокую культуру речи и заинтересовать предметом.

Разговоры на бытовые темы позволяют оказаться ближе к студентам, они это чувствуют и идут навстречу. Понятно, что подобный разговор на лекции — это повод расслабиться и не записывать какие-то мутные формулы, но для меня важно получить обратную связь, показать себя интересным человеком, познания которого выходят далеко за пределы скучных формул. Подобные разговоры могут произойти и на практике, когда некий приём в решении задачи выводит нас на некую философскую тему.

Интересные эффект уважения проявляется и через спорт. Многие юноши участвуют университетских в соревнованиях по бегу, выступая за свой факультет. Выступаю в них и я. Многие мои студенты удивляются, видя меня в спортивных трусах и майке на старте в беге на 1000 м. И они, подходя ко мне, иногда шутят, причём явно уверенные в своих силах:

— А если мы вас обгоним, поставите нам зачёт?

— Конечно, — отвечаю я, — придёшь на финиш раньше меня, приноси зачётку.

Дело в том, что у меня I-й разряд на этой дистанции, то есть я пробегал её тогда в среднем на 30 секунд быстрее любого из этих ребят. А потому после забега ребята смотрят на меня уже другим взглядом и в течении семестра относятся уже с уважением, потому что понимают, что подобная скорость в беге не даётся просто так, и за этим стоит большая внутренняя работа.

Интересно то, что некоторые студенты пишут мне личные письма и задают вопросы о жизни, с какими-то из них я могу встречаться лично, и мы становимся друзьями. У меня есть несколько таких друзей, мы общаемся до сих пор.

Итог

Проще говоря, моя методика преподавания основана на том, что я даю студентам одновременно и полную свободу, и полную ответственность. Даю им понять, что меня интересует не сколько их знание и умение решать мои задачи, сколько способность делать по жизни правильные шаги, выходить из сложных ситуаций с честью и достоинством. На занятиях нет принуждений, каждый сам может решить, хочет он идти к доске или нет. Я выстраиваю управление таким образом, что ТОЛЬКО от поведения студентов зависит то, буду или не буду я работать с ними. Они это понимают, быстро узнают цену каждой минуты такого общения и поэтому умолкают сразу, как я вхожу а аудиторию.

Всё это управление сопровождается очень высоким качеством подачи материала и предельно понятными объяснениями на практических уроках. Честный и активный подход к делу поощряется, попытки обмануть самого себя в стиле «хочешь жить — умей вертеться» наказываются. Со стороны это напоминает метод «чёрного учителя»: вы даёте человеку свободу делать глупости, заранее сообщив о последствиях, и жёстко наказываете за эти глупости (вплоть до отчисления студента словами: «я же предупреждал»). Свобода поступить по совести, напротив, поощряется. Если при этом ещё носить чёрную одежду… 🙂 вы понимаете, о чём я.

Иными словами, студенты мне гарантируют качественный подход к обучению, а я им — качественный подход к преподаванию и такой уровень подачи материала, который практически никому другому в вузе недоступен (кроме некоторых преподавателей старой советской закалки, да и то их скорее боятся). Такая вот взаимовыручка, и такая вот «чёрная магия».

К сожалению, подобный подход не всем по нраву. Дикие разгильдяи, которым не удалось на последней паре сдать все лабораторные задачи (списанные у отличников), начинают возмущаться, ссылаться на других преподавателей, дескать, они всегда делали дополнительную пару для долгов. Я никогда не уступаю разгильдяям, а зачастую просто их игнорирую, потому что они не заслужили моего внимания. Они пишут докладные декану, жалуются, присылают анонимные угрозы… но всё это совершенно никак не работает. Начальство тоже не может меня заставить что-то у кого-то принять вне рабочее время. Я с удовольствием уступаю тем, кто старался, но разгильдяям сообщаю лишь одну фразу: «Вы знали правила игры, и знали, чем закончится ваша логика поведения; я же предупреждал».

Продолжение.



Как я вёл лекции, практические и лабораторные занятия?: 6 комментариев

  1. Разрешите вопрос.
    Были ли среди студентов такие личности,которые устанавлмвали в вашем ВУЗе порядки «блатной малолетки» ???
    Например,говорили «от души»,»поинтересоваться»,вместо спасибо и спросить ???
    Как вы реагировали на подобное поведение ?

  2. Были, относился к ним так же как ко всем остальным. Их культура им мало чем помогала.

  3. Было ли со стороны подобных студентов психологическое давление ? Как вы противостояли этому психологическому давлению на вас ? Можете описать пару примеров ?

  4. Было. Например, они пытались писать анонимные письма с угрозами или просто шутками в мой адрес, кто-то пытался грозить докладной запиской декану, а кто-то совал взятки. Также имело место распространение слухов. Я игнорировал подобное поведение. Часть этих студентов потом защищали меня от своих же корешей, потому что меняли свои убеждения после общения со мной. Другая часть как-то тихо исчезала из моей жизни без каких-либо усилий с моей стороны. Противостоять давлению не нужно, нужно просто его игнорировать, тогда усилия этих пацанов просто затухают, уходя в никуда. В любой ситуации нужно стараться оставаться человеком.

  5. Перефразирую вопрос.
    Как вам удавалось не поддаваться психологическому давлению «живущих по блатному» студентов ???

  6. Не знаю, я просто слушался совести. С другой стороны, я хорошо понимал, что проявление любой ответной реакции будет поражением в этом противостоянии, потому что это будет означать, что меня втянули в ИХ игру. Поэтому я просто не обращал внимания. Таким образом, они были вынуждены играть уже по моим правилам. Если честно, трудно описать, как я это делал. Вы же не задумываетесь о том, как дышите или ходите?

Обсуждение закрыто.