Ну а чего вы хотели?.. — III

Предыдущая часть здесь. Начало — здесь.

Иван зашёл в актовый зал, выбрал свободное место подальше от других студентов, и уселся, всё ещё не веря своему успеху. Для него это было невероятным. Ведь только что он то ли от внутреннего негодования, то ли от беспомощности и обиды высказал руководителю программы то, что думал обо всём этом балагане с оценками, – и оказался прав… по крайней мере, он прошёл предварительный отбор. С другой стороны, к Ивану подкралось и долго не покидало его странное ощущение того, что он находится в зале незаслуженно, что он ничем не продемонстрировал свою готовность работать в научном Институте… А тем временем, Сергей Андреевич вышел на сцену зала и начал спокойно, но внятно и чётко произносить речь.

Сначала Иван слушал эту речь внимательно, но быстро понял, что всё это тот же отвлекающий от сути набор слов, который не имеет к действительности прямого отношения. Это были слова приветствия, какие-то формальные вещи про Институт и банальная туфта о том, что «вы — элита нашего города, но даже среди вас лишь некоторые смогут попасть к нам на работу, потому что работа эта чрезвычайно трудная, требует высокого ума, творческих способностей, неиссякаемого желания открытий и… настойчивости». На последнем слове он выразительно посмотрел на Ивана, сидевшего в стороне, и улыбнулся. Иван от неожиданности замер и пару секунд даже не мог дышать.

Мужчина, который ранее проверял зачётки, прошёлся по рядам зала, раздавая всем какие-то бумажки с тестом и ручки. Сергей Андреевич, всё ещё находившийся на сцене, сообщил, что у кандидатов есть полчаса для того, чтобы ответить на вопросы теста.

Иван раскрыл листок с заданиями. Это был почти классический тест на уровень интеллекта. Стандартные вопросы, которые юноша никогда не любил. Они требовали быстро соображать в типичных ситуациях, чего он никогда делать не умел и терялся, когда от него требовали какой-то поспешности в ответах. По своему складу ума Иван долго думал над каждым вопросом, обстоятельно и со всех сторон прорабатывал разные варианты ответа, что требовало в разы больше времени, чем затрачивали остальные студенты, давая самый первый подходящий по их логике ответ. Юноша решил, что терять ему нечего, а потому нужно просто шаг за шагом двигаться по списку и внимательно относиться ко всем вопросам. Ведь он именно так собирался работать в науке – основательно и тщательно вникая в проблему. Поэтому нет смысла обманывать работодателя, пытаясь предоставить некачественные ответы в угоду скорости. Нужно отвечать так, как если бы уже работал в Институте. Не нужно притворяться и изображать кого-то другого на своём месте.

Полчаса пролетели незаметно, Иван успел ответить только на треть вопросов из списка, сдал подписанный его фамилией листок и вышел из зала. Из разговоров с остальными студентами он понял, что большинство с лёгкостью ответило на все вопросы ещё до истечения отпущенного времени. Многие хвастались, что справились за 15-20 минут и были удивлены, что тест такой простой. Делясь впечатлениями и пребывая в некоторой эйфории от успеха, студенты взахлёб сообщали друг другу о том, как ответили на тот или иной вопрос и радовались, что их ответы часто оказывались одинаковыми. Иван же был удивлён тому, что ни один из ответов на те вопросы, на которые он успел ответить, не совпадал с теми, которые он успел подслушать в разговоре студентов между собой.

Вот, например, в одном из заданий нужно было продлить последовательность чисел: 1, 2, 4, 7, … Все студенты считали это задание довольно простым, ведь очевидно, что нужно прибавить единицу к первому числу, чтобы получить второе, двойку — ко второму, тройку — к третьему, стало быть, дальше нужно прибавить четвёрку, чтобы получить 11. Однако Иван думал не только так. Если поразмыслить ещё немного, то можно заметить, что очередное число – это сумма двух предыдущих плюс единица. То есть 1+2+1=4, затем 2+4+1=7, стало быть, дальше мы получаем 4+7+1=12. Иными словами, мы получаем последовательность чисел Фибоначчи без единицы. Далее Иван нашёл несколько подтверждений тому, что вместо 12 можно было бы поставить и 13 (например, если брать степени кубических корней из семи, округлённые до ближайшего целого), а можно было поставить и 14 (если те же степени округлять вверх). Короче говоря, юношу не устраивало то, что множество простых для него формул укладывалось под данную последовательность, поэтому он просто написал в ответе число 0. То есть после числа 7 он написал 0, — «и автору теста придётся быть весьма убедительным, чтобы доказать мне ошибочность этого предположения», – подумал Иван, дав такой же точно ответ на все задачи с аналогичной постановкой вопроса.

Далее следовало задание, в котором нарисовано 4 квадрата и кружок. Вопрос звучал так: «Какие фигуры лишние?» Все студенты ответили, что лишним является только кружок. Иван задумался над этим вопросом и решил, что лишними могут являться квадраты, а кружок как раз остаётся. А может быть все фигуры здесь лишние, потому что неясно, какое вообще отношение к работе в Институте имеют кружки и квадраты как в тесте для маленьких детей. А может здесь нет лишних фигур, ведь раз они нарисованы, значит они были нужны автору теста, чтобы составить этот вопрос. А значит фигуры нарисованы именно такие, и именно так, как этому автору было нужно, поэтому лишними они не являются, более того, у них есть определённая роль – ввести в заблуждение испытуемых студентов кажущейся простотой вопроса. Поразмыслив ещё немного, Иван так и ответил, что лишних фигур здесь нет.

Таким образом, на все вопросы, до которых он добрался, Иван ответил не так, как остальные студенты, однако, не смотря на это, он не расстроился, а лишь почувствовал себя более особенным, чем все эти «отличники», мыслящие, как оказалось, весьма примитивно в рамках заданной им привычной программы. Они просто выбирали очевидный для них ответ, не задумываясь о том, что при разных взглядах на вопрос ответ может быть совершенно разным. Вот, скажем, в одном задании была такая формулировка: «Можете ли вы решить эту задачу?», и дальше был написан текст задачи. Все решали задачу и писали ответ к ней, а Иван в качестве ответа написал слово «могу». Кто скажет, что это неверный ответ на единственный вопрос этого задания? И так во всём остальном: Иван всегда старался как можно шире взглянуть на каждую задачу. Так кто же всё-таки прав?

На другой день были вывешены списки с результатами, в которых все участники тестирования были отсортированы по убыванию числа баллов, набранных за тест. Иван тоже был в этом списке… на последнем месте. Он долгое время смотрел на знакомые фамилии, на число баллов, которые получили эти люди, и пытался сопоставить сложившуюся у него в голове картину с этими списками. Итак, выходит, что если сравнивать свои ответы с ответами лидера первого тура, то Иван никак не мог получить столько баллов, сколько получил, потому что все данные им ответы не совпадали с ответами лидера, который набрал полный, максимально возможный балл. Таким образом, Иван должен был получить ноль! Но он получил даже больше, чем если бы все его ответы, которые он успел дать, были такими же как у лидера… в чём же дело?

Если не принимать в расчёт возможность ошибки проверяющей комиссии, ответа здесь могло быть два. Первый: Ивана «протащили», сфальсифицировав результат, так же как его «протащили» на первый тур без зачётки. Второй: ответы Ивана были более правильными, чем ответы лидера, поэтому за них дали ещё больше баллов, чем за «правильные» ответы, однако самих вопросов, на которые успел ответить Иван, было слишком мало, чтобы опередить лидера. На самом деле был и третий вариант, о котором юноша даже не догадывался… узнал он об этом варианте уже значительно позже.

Продолжение.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*