Работа над ошибками — II

Предыдущая часть здесь.


Встреча Егора с Аллой прошла, на первый взгляд, как обычно: они гуляли, разговаривали, где-то выпили чаю, затем снова гуляли и разговаривали. Внешне здесь можно усмотреть мало отличий от таких заурядных встреч юношей и девушек. Чрезвычайная разница обнаруживается в самом характере разговора: в его тематике и способе донесения мысли. Они не обсуждали банальных вопросов вроде: «как дела?», если эти дела не оказывались иллюстрацией к обсуждаемой философской теме или не составляли проблему, решение которой требовалось найти. Они никогда не обсуждали других людей, если только их поступки не требовалось описать для полноты картины какого-то личного события, при этом таким поступкам никогда не давалась оценка, не строились догадки и не додумывалась мотивация субъекта, если только не было необходимости смоделировать искусственную ситуацию, где требовалось представить себе возможный выбор человека на основе его нравственных установок. Некоторые вопросы из личной жизни можно обсудить и в письмах друг другу, но личные встречи предназначены для более важных дел.

Сама схема обучения происходила до предела просто. Девушка рассказывала некоторую историю из своей жизни, давала свою оценку своим мыслям, действиям и дальнейшим намерениям. Юноша интерпретировал эту историю с позиции своих представлений о действительности, делая понятными для девушки те элементы, смысла которых она сама не понимала, а также раскрывая те элементы в потоке окружающих событий, которые должны были присутствовать в её истории, но которых девушка не видела. Затем следовала другая история и другая интерпретация её словами юноши, несколько поучительных историй и примеров из собственной жизни, пара примеров из самого прошлого девушки, и вот она снова удивлена складности той картины, которая вырисовывается перед глазами. Таким образом, даже не задавая прямых вопросов, Алла получала на них ответы опосредованно, просто распространяя логику Егора на то, что оставила в умолчаниях или скрыла в своём изложении. Егор при этом не вполне понимал, как именно он помогает Алле совершенствоваться, но знал, что в этом и состоит его труд: он обязан просто объяснить, посоветовать или предупредить, причём как можно более качественно и ясно именно для неё, как он лично понимает те события, что с ней происходят и как он оценивает решения, которые она принимает. Больше ничего не требовалось, потому что этой информации было достаточно Алле, чтобы увидеть недостающие детали пазла и достроить полную картину событий не только на плотном, но и на тонких планах своего Бытия.

Так Егор работал со всеми своими учениками: просто делился своим пониманием описанной ими ситуации, при этом сам он не всегда понимал, почему высказывает ту или иную мысль, нужно было просто высказать её, даже если это кажется ему лично глупостью. Но с Аллой было кое-что ещё, что делало их встречи особенными.

Алла была особенной девушкой в его жизни, и сколько он не пробовал относиться к ней так же как к большинству других, у него это не получалось. Она заставляла его, сама того не подозревая, придумывать именно для неё самые необычные и интересные способы донесения мысли, только для неё у него хватало терпения объяснять одну и ту же идею помногу раз, оттачивая способ изложения до совершенства. Именно благодаря Алле на свет родились разные сюжеты художественных рассказов Егора, разные статьи и самые удачные вымышленные правдоподобные примеры, поясняющие по сути своей одну и ту же мысль – ту мысль, которую он хотел донести до девушки.

Каждый раз, когда он помогал очередному своему ученику решить некоторую задачу, появлялась Алла с определённой проблемой, тогда Егор давал ей интересную подсказку, которую затем находил удачным дать и новому ученику, а потому другому и третьему, и всем такая подсказка по жизни хорошо помогала, будто для них и создавалась. С другой стороны, Егор иногда находил для Аллы такие решения, которые весьма удачно приходились и к его собственным проблемам. Отвечая на некоторый вопрос Аллы, он мог случайно найти подсказку и к ответу на свой вопрос, совершенно не связанный напрямую с заданным ему девушкой.

Ясно, что при таком вкладе в другого человека и при таком плотном взаимном сотрудничестве, не может не возникнуть определённая привязанность к нему и желание быть несколько ближе, чем просто друзьями. Егор понимал, что такая близость нарушит тайну их отношений и магическую связь, благодаря которой он может развиваться, но важнее всего то, что Егор провалит свою миссию по отношению к Алле, она исчезнет из его жизни, и придётся начинать всё сначала с кем-то ещё. Тем не менее, такая связь появлялась, она нарастала и усиливалась, что местами даже провоцировало у Егора весьма недвусмысленные сны с её участием.

Однажды юноша анализировал свои отношения с подобными ученицами и заметил, что истории провала подобных отношений уже были в его жизни. Все эти девушки были сильно похожи на Аллу теми или иными признакам, и с каждой новой ученицей, похожей на неё, он эволюционировал как маг-ученик, добивался чего-то нового, а потом проваливал последний экзамен. Через короткое время в его жизни случайным образом возникала ещё одна «Алла» с чудовищно похожим на прежнюю штампом тонкого плана. История с такой девушкой начиналась практически одинаково, разными были только несущественные детали встреч, имена, незначительные подробности прошлого и набор привычек. Однако код тонкого плана, который Егор уже умел читать на данном этапе своей эволюции, был почти идентичным. Он понимал, что если возникает повторение некоторой истории с такой высокой степенью точности, то есть когда история становится вечной, повторяющейся многократно с ужасающей одинаковостью, то значит либо предыдущая итерация была провалена, либо требуется закрепить некоторый важный урок.

Алла была последней из таких девушек в вечном цикле, потому что в определённый момент Егор вдруг понял, что выполнил задачу, связанную с ней, прошёл экзамен и вышел из колеса этих повторений. Он понял это, потому что вместе с завершением экзамена как-то неожиданно изменилась и вся его жизнь, как будто спектакль закончился, зрители разошлись, а декорации уже снимают, принося что-то новое, видимо, для другого спектакля. Одна, другая, третья… — все привязки к месту прошлых событий, поля действий Егора и Аллы, начали исчезать и кажущаяся ему в прошлом определённость относительно его личного будущего растаяла прямо на глазах, а на её месте проявились странные и необычные перспективы, удивительно разнообразные и привлекательные. Новые декорации явились Егору в форме необычного магического мира, законы которого были совершенно иными, чем он привык.

Полная смена декораций могла означать переход на другую ступень обучения. Сдав экзамен на управление определённым набором инструментов, он получил их в своё полное распоряжение вместе с новым полем деятельности, на котором ими следовало воспользоваться. Разумеется, это означало, что придётся постигнуть и Правила нового мира. Этого требует школа. Все правила никогда нигде не описываются напрямую, их можно постигнуть только самостоятельно или понять из откровений других магов. Например, из художественной литературы.

Итак, задача обучения и воспитания, связанная с Аллой, была решена успешно, но девушка не исчезла из жизни Егора, а осталась. Стало быть, это дополнительно подтверждало тот факт, что она была не совсем обычной девушкой, она среди всех своих предшественниц была особенной. Егор чувствовал это, но так и не разгадал, кто она. Ему казалось, что он знает кто она для него лично, но кто она вообще для этого мира — это загадка. Удивительным был также один интересный факт: он ни разу до неё не дотронулся напрямую, не через одежду (как это бывает случайно при ходьбе или чтобы поддержать при возможности случайного падения), они ни разу не обнялись, хотя, будучи ярко выраженным кинестетиком, юноша достаточно свободно держался за руки или обнимался с другими девушками, всё это было в порядке вещей, причём без каких-либо нелепых мыслей. Егор был женат, а потому у него не было необходимости прикасаться к другим женщинам с ожидаемой в социокультурном смысле целью. Прикосновения важны для более гармоничной сонастройки биополей, так проще и понятнее можно донести мысль и эмоции, но ничего более от этих прикосновений не ожидалось.

Алла была другой, Егор понимал, что никогда не прикоснётся к ней первым на основе молчаливого согласия, это было недопустимо. С самого начала он понял, что либо она сделает это сама, либо он никогда не подержит её за руку и не обнимет. Он не знал, почему это важно, но чувствовал.

И вот здесь как раз произошло именно то, чего Егор ждал более пяти последних лет.


Продолжение.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*