Случайная встреча — VIII

Анонс рассказа и некоторые пояснения здесь.

Предыдущая часть здесь, первая — здесь.

sl-vs-title

—   VIII   —

Условленные два дня пролетели незаметно, поскольку я провёл их в компании своих знакомых. Я уже не считал их друзьями и всё больше чувствовал, насколько мне тяжело разговаривать на примитивные темы, обсуждать ничего не значащие вещи, заниматься словоблудием на философский лад. После разговоров с Дарой, всё то, что говорили мои знакомые, уже казалось мне полным обывательским бредом, совершенно никак не связанным с реальностью. Я понимал, что они на самом деле просто обмениваются обрывочными знаниями, но ни один из них не сможет работать с этим знанием, в нём нет смысла, это просто мусор в голове. Обмениваясь этим мусором, они получали удовольствие от осознания своего ума, своей значимости и своего высокого статуса. Я начал видеть противоречия, чувствовать отклонения в мышлении знакомых, видеть их наивность, глупость, никчёмность, я начал, наконец, понимать, что они прожигают жизнь… и я сам делал то же самое! Увлечённый этими наблюдениями, я и провел два дня, постепенно понимая, что голова моя на самом деле забита всяким хламом, и требуется навести в ней порядок, а для этого нужно глубже понять предназначение каждого из кусочков обрывочных мыслей, связать обрывки воедино, постараться увидеть глубокие связи, которых не было видно раньше.

Шли годы, и появилось презрение. Это презрение к атмосфере паразитов, существовавших на раздутых обывателями представлениях об успешности элитарной структуры, привлекавшей меня ранее своей уникальностью, диким количеством возможностей и социальной высотой, дающей независимость от большинства людей и обстоятельств, породило во мне позже противоположное стремление: вылезти из этого болота и отмыться от грязи, а затем разобраться в происходящем с позиции новых для меня знаний. Я не презирал людей, а презирал способ их существования. Хотя чувство это само по себе нехорошее, но именно это презрение вместе некоторыми событиями, что я непременно опишу ближе к концу рассказа, толкнуло меня на активные действия, направленные на полный пересмотр своих жизненных позиций. Презрение постепенно сменилось другим чувством, чувством жалости, затем разочарованием, чувством безнадёжности, снова разочарованием и так год от года менялось разными способами, пока не превратилось в ощущение сильного желания изменить реальность, изменить направление движения нашей цивилизации, пока не стало слишком поздно. Но это всё потом, а пока ещё не произошли решающие события.


Мы с Дарой встретились через два описанных выше дня. На этот раз на площади Кирова, чтобы пойти затем в парк Культуры и Отдыха. Я не понял, почему Дара выбрала это место, парк был заброшенным и находился в запущенном состоянии. Наверное потому, что в парке не было людей, было тихо, а запущенность придавала ощущение старинности, тайны, неизвестного, чего-то притягивающего, а не отталкивающего.

Дара сразу начала рассказывать мне как следует понимать истину и свободу. Я выслушал ответы, стараясь улавливать суть максимально внимательно. Однако, как мне и было сказано, предельная простота этих ответов, продемонстрированная даже на очень хорошо понятных мне примерах, оказалась обманчивой. Я уловил суть, понял логику, но понятия не имел, как ответы на главные вопросы философии помогут мне в жизни. Казалось, я понял, что есть истина, но от этого я не стал знать истину, я понял, что есть свобода, но я от этого не стал свободным. Этим наблюдением я поделился с Дарой, на что она ответила:

— Конечно, Артём, если у тебя есть оружие, но ты не умеешь им пользоваться, то толку от него значительно меньше, вряд ли ты защитишься таким оружием. Я же говорила, что ответы не будут тебе понятными, уровень не тот.

— Ясно, но что мне с этим делать?

— Пока просто продолжай думать и старайся понять, чем эти знания помогут тебе в жизни. По крайней мере, ты можешь попытаться со временем понять, какова цена свободы, стараясь, раз за разом, делать свой выбор, исходя из её критериев, а не из своих заблуждений. Когда делаешь что-то, постарайся максимально глубоко понять, почему ты хочешь сделать именно так. Ты увидишь, что твой выбор, оказывается, не свободен, и делаешь ты его не совсем по своей воле. Но это получится, когда ты походишь по десятку-другому граблей, при условии глубокого анализа каждой из своих неудач, вряд ли понимание придёт раньше. Для тебя.

— Считаешь меня глупым? — разочарованно спросил я.

— Нет, ты гораздо сообразительнее своих сверстников, но преувеличенно уверен в себе, что не даёт тебе возможности остановиться, подумать, возможно, отойти подальше, да поглядеть получше. Ты идёшь напролом, а когда видишь препятствие, пробиваешь его с разгону, либо оббегаешь, от проблем ловко уворачиваешься, не пытаясь найти решение. Рано или поздно всё это обернётся против тебя, а когда окажешься один-на-один со всем, что ты якобы оставил за спиной, у тебя в руках не будет оружия, и ты примешь полный удар на себя. Я даю тебе оружие, а ты будешь учиться им пользоваться. Сам. Иначе никак. Человека нельзя ничему научить, можно только помочь, показать, а значительную часть остальной работы за него не сделать — он должен сам. На своих или чужих ошибках, но с инструментом, который позволит извлекать знания из любой ситуации, каждый раз становясь мудрее и опытнее.

— «Что нас не убивает…». — процитировал я.

— Примерно так, — отозвалась Дара, — только при условии целенаправленного извлечения пользы из всего, что происходит, а не трусливого избегания и ухода от непонятного в сторону. Каждое непонятое явление должно быть понято. Целенаправленно. Методически прорабатывая всё, что ты видишь, слышишь, чувствуешь, собирая всё это в единую картину, ты постепенно научишься читать язык жизненных обстоятельств, видеть в сотни раз дальше, анализировать и предсказывать, мыслить самостоятельно и делать свободный выбор. Но ты уже двигался какое-то время не в ту сторону, поэтому придётся потрудиться, чтобы пройти обратно, и только потом двигаться в правильном направлении.

— Я понял в общих чертах. Думаю, мне и правда нужно время, чтобы всё это разглядеть повнимательнее. — медленно ответил я.

— Об этом я и говорю. Ты попросил меня рассказать то, что в принципе сейчас увидеть не сможешь, нет у тебя инструмента, который улавливал бы идеи столь высокого уровня. Как если я тебе сейчас дам книгу на китайском языке и скажу «читай», а ты не сможешь, будешь стоять и смотреть на неё. Чтобы прочитать, тебе придётся сначала выучить китайский язык.

— Я понял, Дара, давай перейдём к другим вопросам.

— Давай, какой вопрос следующий в твоём списке?

— Про счастье.

— То же самое Артём, счастье — понятие крайне сложное, имеющее в современном обществе очень упрощённую трактовку. Под счастьем сейчас понимается результат удовлетворения своих желаний: хотел кушать, покушал — счастлив, хотел спать, поспал — счастлив, и так далее. Желание — реализация — счастье. На самом деле слово счастье следует понимать как со-участие, если, рассматривать этимологию слова, как я её сейчас вижу. То есть когда становишься соучастным какому-то процессу, частью целого. А теперь подумай, частью какого процесса должна быть жизнь человека, чтобы он был на самом деле счастлив.

— Думаю, — начал я, — когда жизнь человека находится в русле концепции развития Вселенной…

— Вот именно, Артём, молодец! Человек счастлив, когда он является частью замысла Вселенной, и свою имманентно присущую ему свободу воли направляет на то, чтобы самостоятельно решить идти по направлению к Высшей Цели. — Дара сделала ударение на слове самостоятельно. — Более простое счастье можно усмотреть в том, что человек принимает участие в реализации какой-то идеи, когда является частью чего-то большего, и это большее он осознаёт, и понимает, что дополняет его до целого. — Дара замолчала ненадолго и затем продолжила: — многие люди ищут счастье в каких-то частностях, в чём-то конкретном. Например, в том, чтобы заниматься тем или иным делом, жить тем или иным способом, они пробуют сначала то, потом это, разочаровываются и затем говорят: «Счастья нет». Они не понимают, что счастье нужно искать в том, какое место они занимают и какую роль играют в целом, частью которого являются. В том, как они со-участвуют с единым процессом развития Вселенной. Всё остальное рано или поздно принесёт разочарование.

— Ничего себе, Дара. Ты так здорово говоришь про всё это. У меня как раз был вопрос, откуда ты всё это знаешь.

— Оттуда, Артём, что я ведьма.

— Что? — недоумённо спросил я, улыбаясь, как будто не веря собственным ушам.

— Ведьма, женщина, которая ведает, то есть знает и понимает. Не та злая колдунья из сказок, что тебе читали на ночь, а мудрая, знающая и опытная женщина, которая научилась всему путём длительного систематического анализа окружающей действительности, которая владеет магией, то есть не той примитивной формой магии, что ты видел в какой-нибудь фантастике, где взрываются огненные шары и прочее, а умеет видеть то, чего не видят другие, умеет глубже смотреть на вещи, видеть их суть, их связи, читать закономерности и предсказывать на их основе будущее, а всё это вместе называется умением читать язык жизненных обстоятельств. Я прошла долгий путь обучения, и до сих пор учусь.

— Вот значит как. А метлы у тебя нет? — попытался пошутить я.

— Нет, Артём, но если бы была, я непременно огрела бы тебя ею по затылку. — отшутилась Дара.

— Тебе доступны какие-то тайные знания, которые позволяют видеть то, чего не видят другие? — я снова стал серьёзным.

— Никаких тайных знаний не существует, Артём. Всё, что ты считаешь тайным, я читаю как открытую книгу, потому что знаю язык и умею читать, видеть, слушать, анализировать, синтезировать и делать выводы. А ты не видишь ничего, хотя всё это прямо перед тобой. Никто не прячет знания, всё лежит на поверхности. Бери и пользуйся.

— Ясно. — выдохнул я.

— Сомневаюсь. — задорно уколола Дара.

— Да, я это и имел в виду. Ясно, что мне пока не понять. — поспешил ответить я.

— Да, не понять. Вот ты, например, не счастлив, потому как не видишь ничего вокруг себя. Тебе постоянно чего-то не хватает, верно?

— Верно…

— Ты не видишь, что вокруг тебя полно табличек с надписями, куда идти за счастьем, оттого тыкаешься как слепой котёнок.

— Так, а что же мне, бросить всё теперь?

— Ты что, Артём, ни в коем случае! В том, что ты делаешь, ты должен отыскать пользу, найти правильный смысл и действовать в соответствии с этим смыслом. Вот, скажем, твоё увлечение спортом. Возьмем пока лёгкую атлетику. Для чего ты выступаешь на соревнованиях? — задала она вопрос, как бы предвидя ответ.

— Чтобы побеждать, научиться бегать быстрее или хотя бы приносить очки своей команде, если выступаю за факультет. Ставить новые для себя рекорды, двигаться выше.

— А какой смысл во всех этих рекордах, Артём? Какой толк, что очередной спринтер, например, установил рекорд в беге на 100 или 200 метров? Цена этой десятой доли секунды — годы тяжелейших нагрузок, которые не свойственны человеческому организму. Когда истинная цель спорта подменяется ложной — погоне за рекордами и желанием победить — начинается деградация, появляются допинги и другие специальные вещества, помогающие добиться нужного эффекта. У тебя неправильная мотивация, поэтому в таком качестве занятия спортом не принесут тебе счастья.

— А как же здоровый образ жизни, физкультура, чтобы заниматься этим, нужно ведь двигаться вперед? — возразил я.

— Конечно, нужно двигаться, но не ради рекордов и побед. Мотивация должна быть иной, более согласованной с Высшей Целью. Только так ты найдёшь то, что тебе на самом деле нужно. В соревнованиях, Артём, есть только один смысл, который однажды станет тебе очевидным, и ты, выжав максимум этого смысла, завершишь свою соревновательную карьеру. Смысл соревнований — тренировка устойчивости своей психики. Я заметила, что ты в целом умеешь себя контролировать, можешь проявить волю, подавить отвлекающие мысли, настроиться. Всё это ты умеешь благодаря своему участию в соревнованиях, не только в атлетике, но и в спортивном программировании, где концентрация внимания должна быть более продолжительной. Я ведь не ошибусь, если скажу, что олимпиада по программированию идёт 5 часов?

— Да, иногда 6 для тренировки.

— Так вот, на своих первых выступлениях в беге ты чувствовал мандраж, волнение, не мог настроиться на правильный ритм, проигрывал из-за того, что неверно распределял силы, сдавая на финише, отвлекался на тех, кто за тебя болел, не мог сконцентрироваться на себе, верно же?

— Верно. — я уже не удивлялся проницательности Дары.

— А сейчас у тебя получается всё лучше, ты можешь грамотно распределить силы на дистанции, догнав соперников у самого финиша, а перед стартом ты как бы свысока смотришь на тех, кто выходит на дорожку вместе с тобой, будто изучая, кто на что способен — и ты побеждал уже в этот самый момент. На самом деле я просто тебя видела недавно. Ты не выиграл соревнования, но победил в своём забеге. Сделал это уверенно и спокойно.

— Да, было дело. — я немного покраснел.

— Ну вот, ты тренируешь свою психику, не более того. Все эти рекорды тебе нужны только как вехи, по которым ты измеряешь свою успешность, так как других способов не знаешь. Тебе нужно постоянно сравнивать себя с другими, так как иных способов оценки своего состояния ты не видишь.

— И какие же это способы?

— А вот это ты поймёшь сам в своё время. Помнишь, я говорила про Меру? Когда ты почувствуешь, что мера твоего развития, основанная на сравнении себя с соперниками, достижении рекордов и победах на соревнованиях исчерпана, ты увидишь некоторый кризис, который выразится, скорее всего, в неспособности двигаться дальше подобным образом. Ты уже не сможешь бежать быстрее себя, а соревнования не смогут дать тебе чего-то нового, они станут тебе скучны и неинтересны, как рутина. Это будет означать, что нужен качественный переход на другой вид развития. Скорее всего, у тебя он выразится в уходе от тренера и переходе на собственный режим тренировок, по своему замыслу. Ты будешь сам знать, точнее чувствовать, что нужно твоему организму, чтобы быть в форме, быть здоровым. Ты увидишь то Лезвие, на котором уверенно сможешь удержаться, уже имея за плечами огромный к тому моменту опыт. Поэтому если ты сейчас бросишь спорт, ты совершишь ошибку, несмотря на то, что мотивация у тебя неправильная. Раз начал так, не бросай, а постепенно перенаправляй вектор целей в иное русло. Медленно и плавно, чтобы ничего не поломать.

— Наверное, то же самое ты скажешь мне по поводу моего обучения в университете, соревнований по программированию и всех остальных увлечений? — задал я вопрос, помолчав с полминуты.

— Да, Артём. Ты должен сам увидеть истинную ценность в том, что ты делаешь, и следовать этой ценности, наблюдая, даёт ли это тебе какое-то развитие, а когда развитие начнёт сильно замедляться, рассмотри варианты качественного перехода на иную форму деятельности, которая является продолжением старой, но с большим пониманием и смыслом, согласующимся с Высшей Целью. Спустя время, и это пойдёт на спад — ты снова увидишь впереди перспективу качественного перехода. И так далее.

— А всегда следует продолжать ту же деятельность в качественно ином исполнении?

— Нет. Бывает, что человек выбрал совершенно неправильный путь, с которого проще сойти совсем, чем пытаться проложить его иначе. Тогда он должен набраться смелости и решительным движением сойти с неверной дороги. Но тут есть опасность. Если человек не знает, что ему потом делать дальше, если, образно выражаясь, по краям неправильной дороги топкие болота, грозящие большими неприятностями, то лучше придумать что-то другое, чем бросать всё на полпути.

— Что, например? — продолжал спрашивать я.

— Пойти обратно или пойти дальше, пока не придёт понимание того, что можно сделать. Запомни, Артём, если нет совершенно никакой альтернативы неправильной деятельности, то лучше сразу её не бросать. Скажем, вот люди пьют и курят. Можно ли отнять у них это силой? Нельзя. Потому что у них нет альтернативы. Отбери у них сейчас алкоголь и табак, появится свободная энергия и время, которое они не будут знать, куда девать, начнут соваться, где их не просят, лезть туда, в чём не разбираются — и только наломают дров. Лучше пусть пьют и курят, но только при этом никому не мешают и не портят никому жизнь, то есть, например, будучи пьяными, вообще не выходят из дома, курят только вдали от нормальных людей — так от них вреда меньше. Нужна альтернатива. Например, дать каждому метлу, пусть подметает улицы… да много чего ещё можно делать, но ведь у нас нет политики, которая давала бы альтернативу пьянству, а сами люди недостаточно умны, чтобы самостоятельно принять правильное решение, поэтому я считаю, что просто так запрещать спиртное глупо. Нужно сначала показать человеку альтернативу, чтобы пустота в его голове чем-то заполнилась, тогда он сам перестанет пить и курить. И других отучит, дав им сначала ощутить альтернативный образ жизни. По той же причине нельзя сокращать рабочий день: люди хоть и говорят, что времени у них нет, но когда оно появляется, тратится совершенно бездарно. — Дара сделала небольшую паузу. — В любом случае, меру развития обогнать нельзя, от неё можно только отстать, что я и наблюдаю у тебя и почти у всех остальных людей. Ты можешь совершить слабый манёвр, надёжно и неторопливо развернувшись в нужную сторону, а можешь попытаться совершить сильный, наверняка кувырнувшись через голову, что надолго тебя полностью остановит или даже отбросит назад… Хотя порой это оправдано.

— Да уж, насколько далеки люди от понимания этих вещей, что ты рассказываешь. — рассудил я.

— Далеки, вот и приходится учить их. Но не всех, а только наиболее способных, вроде тебя.

— Комплимент?

— Как хочешь, так и думай. Тратить время на остальных сейчас нет смысла. Нас таких ведьм ещё очень мало, чтобы распыляться.

— То есть ты советуешь мне продолжать делать то, что я делаю? — задал я вопрос.

— Да, продолжай, но теперь с другой мерой понимания, наделяя правильным смыслом то, что ты делаешь, выжимая из этого максимум пользы, постепенно поворачивая в нужную сторону, не поддаваясь слабостям и соблазнам.

— А если не хватит силы воли?

— Опять глупости, Артём. — возразила Дара. — Люди придумывают эти сказки про силу воли и прочее, чтобы оправдать свою несостоятельность. На самом деле каждый человек сам решает. — она сделала ударение на слове сам. — Сам решает, хватит ему силы или нет. Если решит, что он справится, значит справится, а если решит сдаться на полпути, значит так и поступит. Это будет его выбор, и сила воли тут ни при чём, это миф. Есть, конечно, некое свойство, которое выражает готовность человека действовать, его обычно и называют волей, однако оно не определяет, а всего лишь отражает свойства личности. Определяет эти свойства сам человек. Если он умеет мыслить, конечно.

Мы продолжали гулять по парку. Слова Дары глубоко зацепили меня, дали мне импульс, желание развиваться, двигаться, постепенно уходя от бесполезного прожигания жизни к существованию всё более правильному и полезному. Но куда идти, я не знал.

— Так как же определить, верной ли идёшь дорогой, как вообще выбрать верный путь? — задал я наиболее важные вопросы.

— Ты опять невнимателен, — с укором посмотрела на меня Дара, — я ответила на эти вопросы только что. Научись слушать, читать, видеть окружающий мир глубже, и он сам скажет тебе всё, что ты хочешь знать. Если Вселенной, или Богу, правильно задать вопрос, то он никогда не останется без ответа, только ответ этот нужно вовремя распознать и правильно понять. А этому нужно учиться… вспомни наш разговор про красоту и искусство, язык жизненных обстоятельств и меру. Вспоминай его почаще.

Поговорив на другие малозначащие темы, мы начали прощаться. Вдруг я неожиданно подумал об одной вещи:

— Дара, если ты историк, то наверняка ведь знала про узелковое письмо, про которое я тебе рассказывал. Но сделала вид, что не знаешь.

— Конечно знала, Артём, — с улыбкой ответила Дара, — история кровавого узла мне была известна, но про остальные узлы я не знала, честное слово! Мне было интересно слушать, как именно ты рассказываешь. Ты делаешь это очень увлеченно, будто твоё призвание — рассказывать, показывать, объяснять, одним словом, обучать. Ты просто пока не видишь, но зато это хорошо вижу я, что твой путь лежит через преподавание.

— Наверное, придётся тебе поверить. — подумав, сказал я.

— Решай сам, в конце концов, это твоя жизнь. — спокойно и безразлично ответила Дара, но затем более ободряюще продолжила: — Но мне понравилось, что ты заметил эту мелочь, Артём, это говорит о том, что твое сознание начинает работать чуть лучше. Действительно, нужно обращать внимание на, казалось бы, ничего не значащие мелочи, так как их совокупность, в конечном итоге, может дать полную картину. Ты заметил это, когда-нибудь заметишь и остальное.

Мы попрощались окончательно и разошлись по домам.

Я пытался вспомнить, какие ещё задания давала мне Дара, что я непременно должен выполнить в ближайшие несколько дней. Ничего не приходило в голову. Наверное, задания были как-то зашифрованы или, скорее даже, просто следовали из наших разговоров. Скажем, она выразила своё мнение про алкоголь, назвав его употребление глупостью, значило ли это, что нужно бросить пить? А сегодня она сказала, что бросать нет смысла, пока не появится альтернатива. То есть что я тогда буду делать вместо алкогольных посиделок… непонятно. И таких заданий, наверное, было ещё очень много.

Продолжение.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*