О чём молчал медвежонок Кнут

Эта заметка была написана когда-то в 2014 году, а 29 июня 2015 года опубликована в другом блоге, но для полноты картины я решил повторить её и здесь.


Ещё не знаю почему, но вспомнил я вдруг историю медвежонка Кнута. Knut — белый медвежонок, который был популярен во всём мире, особенно в Германии (там он и родился). Раскручивали его году этак в 2007 и чуть позже и дошло до того, что он стал чуть ли не национальным символом. Всякого барахла произвели много для туристов с изображением Кнута, по телевизору крутили, зоопарк в Берлине тогда кучу бобла собрал благодаря этому. Я вспомнил про медвежонка вовсе не потому, что точно так же звали одного известного математика (только его фамилия правильно записывалась как Knuth, поскольку он американец). И даже не потому, что, во-первых, о нём столь же быстро забыли, а, во-вторых, он потом неожиданно умер. Я не понимаю, почему Кнут так сильно мне запомнился. Наверное, сама нелепость ситуации так отразилась. Мне кажется странным вообще такое отношение людей к окружающей действительности. У обывателей миллионы проблем поважнее, а они засоряют голову медвежатами, делают одного из них национальным достоянием и обсуждают так охотно и с таким интересом за ним наблюдают, как будто и правда больше заняться нечем.

Почему так просто организовать подобное движение? Почему так просто организовать движение типа киноманов, гопников, эмо, хипстеров, г<еm>отов? Почему люди охотно становятся кем-то подобным? Почему так трудно организовать движение дворников, уборщиков, борцов с курящими в общественных местах, дружинников, выбивателей дури из малолеток и им подобных?

Почему ум человека измеряется количеством знаний, а не способностью их применять на практике, например? Хотя есть и другие, более сложные критерии…

Почему люди всегда выдумывают какие-то абстрактные ступени в виде карьеры, престижа и т. д., которых на самом деле нет в реальности и считают, что кто выше, то и прав (круче, умнее, достойнее, и т. д.)? Подобные ступени имеет смысл выделять лишь в иерархической системе управления, а также в развитии личности человека, да и то место на этой лестнице не совсем чётко определяет ум, совесть и прочие добродетели.

В общем, сотня всяких «почему» у меня сегодня, даже перечислять все не хочется. Грустно то, что я знаю ответы на заданные вопросы. По крайней мере, думаю, что знаю, так как могу обосновать ответ. Только вот беда в том, что ответ этот не каждый может понять. Именно понять — то есть осознать настолько, чтобы выполнить правильные действия, а не просто согласиться и восхититься полнотой выражения мысли, продолжая тупить по жизни.

Знаете сколько раз я слышал фразу типа: «ты очень хорошо и правильно всё говоришь, но…»? А дальше после этого «но» идёт какой-то бред, оправдывающий обывательский образ жизни или просто неправильную позицию собеседника, про которую он и сам знает, что она неправильная, но оправдывает её этим «но». Или «ты делаешь такую полезную и сложную работу, трудно, наверное, одному? Почему тебя так мало понимают другие?» — спрашивает человек, так ничего и не понявший из того, что я говорил и избегающий впоследствии общения со мной по причине невозможности делать сразу две вещи: соглашаться со мной и поступать по жизни прямо противоположно.

А при чём тут медвежонок Кнут? А вот подумайте, почему он умер в 4 года, а не в 25 или 30, что вполне возможно для животных этого вида. Каждая ситуация о чём-то говорит, и эта тоже, можете не сомневаться.


PS. Как позже выяснилось, уверенность в знании ответов на поставленные вопросы оказалась несколько преувеличенной.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*