Потребители информации. Часть III

В прошлой части я обещал пример «наказания» за бездумное потребление полезной информации. Это будет один из самых простых примеров в моей практике, так как более сложные потребуют слишком долгих объяснений, да и понять их правильно, не побывав на моём месте, вряд ли получится. Поехали…

consumer_info

Начну опять издалека. Представьте себе девушку с обыденным сознанием, которая уже ищет себе парня. Давайте посмотрим на исходные мотивы такой девушки и соберём некий портрет идеального мужчины, который ей нужен. Сейчас я перечислю желаемые качества (а в скобках укажу их РЕАЛЬНЫЙ смысл для девушки). Мужчина должен быть серьёзным (серьёзно относиться моим глупостям, желаниям и привычкам), но не занудным (я не должна выслушивать его нравоучения), с чувством юмора (должен развлекать меня, когда мне этого захочется), он должен быть хорошо воспитанным (не перечить мне), целеустремлённым (в вопросах удовлетворения моих и только моих желаний), красивым (но чтобы нравился только мне), самостоятельным (но делать только то, что я ему позволяю) и т. д.

Разумеется, подобный портрет может быть немного иным, но суть вы уловили: исходные мотивы девушки с обыденным сознанием почти всегда имеют потребительские корни, что неудивительно. Зачастую, когда девушка хорошо воспитана и/или образована, она сама НЕ осознаёт доминирования у себя животной или эгоистической природы (то есть девушка НЕ осознаёт в полной мере того, что я указал в скобках), но суть её мотивов от этого не меняется, как бы завуалированы они ни были.

Теперь представьте, что с этими мотивами девушка получает в своё распоряжение довольно мощные инструменты, позволяющие ей хорошо понимать не только себя, но и других людей, и даже влиять на них, а в какой-то степени и управлять ими, хорошо зная и понимая болевые точки и слабости обывательского мировосприятия. Она становится умнее, лучше разбирается в себе и в людях, но мотивы её остаются прежними. Более того, она теперь осознаёт эти свои мотивы и может целенаправленно добиваться их реализации. Что будет делать животное, окажись у него больше возможностей для удовлетворения своих потребностей? – будет больше их удовлетворять. И это совершенно логичное для него поведение. С одной разницей: в животном мире любая особь знает меру, а вот в человеческом… это не совсем верно.

Итак, вот наша девушка имеет мотивы, обозначенные выше, но теперь настолько умна и разборчива, что не просто наугад, а уже с тонким расчётом выбирает себе мужчину, жёстко выбраковывая всех тех бедолаг, которые не дотягивают до её уровня понимания этого мира, кто застрял на уровне примитивных ценностей, не умеет выходить за пределы своих бытовых проблем; если же кто пьёт или курит, то сразу идёт в утиль, а это уже 70% вполне хороших молодых людей. Наша девушка умна и практична, она многое умеет и знает (по крайней мере, ей так кажется), она считает, что к ней не относятся те недостатки большинства людей, о которых мы разговаривали, поэтому все мужчины, обладающие этими недостатками и не удовлетворяющие её интеллектуально, ей уже не подходят. Не подходят и те, к кому она сразу при общении не испытывает никакой привязанности. И что остаётся? Ничего не остаётся, потому что и без того высокий идеал уже настолько завышен, что кандидатов просто НЕТ. Как говорится в анекдоте:

— Девушка, можно с вами познакомиться?

— Нет.

— Кошатницы ответ.

У девушки есть знакомые сверстницы, подруги детства… у каждой уже по 2-3 ребёнка, а наша героиня всё ещё ищет такого же умного, как она сама, мужчину, которым будет управлять, и который будет со щенячьим восторгом её слушаться – ведь она теперь умная, ей уже «кто попало» не подходит. А осталась бы она с обыденным сознанием, завела бы семью, может не такую идеальную, с бытовухой и ссорами, но это была бы семья, в которой постепенно можно склеить отношения должным образом, если постараться и не тянуть одеяло на себя. И таких вполне хороших семей достаточно много.

Но наша девушка не хочет бытовухи, не хочет ссор, а, нахватавшись поверхностных знаний из моих рассказов, хочет идеальных условий для реализации своих животных мотивов, и рисует себе иллюзии из воображаемого мира. Она хоть и умна, но не настолько, чтобы понимать те базовые принципы управления, благодаря которым такую семью можно построить почти на любом «материале», нужно лишь научиться не только потреблять, но и созидать, самой создавать свою жизнь. А это трудно, если среди её мотивов нет мотивов созидательных.

Теперь поясню, откуда у меня такая печальная картина перед глазами…

Среди моих учеников много девушек, гораздо больше, чем парней. Уж не спрашивайте о том, почему так получается, если сочту нужным, расскажу как-нибудь в другой раз. В общем, раз девушки преобладают, я вправе считать свой пример статистически выверенным, потому как большинство из них попадают на эти грабли бездумного потребления полезных знаний и последующей расплаты за это. Сказанное относится НЕ ко всем, но к большинству моих воспитанниц. Таким образом, описанный выше пример – это некий собирательный образ такой неудачницы, которая, почерпнув немного знаний от меня, вдруг решила, что уже всё знает и понимает об этом мире – и бежит добиваться своих прежних мотивов более изощрёнными способами, получая, соответственно, более изощрённое наказание в виде обратной связи от мира, который не терпит паразитизма.

Потом у девушки наступает период, который характеризуется поговоркой «на безрыбье и рак – рыба». Приходится смирять свои амбиции и осознавать, наконец, ту простую истину, с которой я и начал общение с любой из таких девушек: сначала нужно изменить себя, чтобы привести свои мотивы в соответствие с общей гармонией этого мира. Только правильные мотивы дадут возможность получить желаемый результат от всего того, что я говорю, а неправильные всегда ударят намного сильнее, чем если продолжать делать глупости без применения этих знаний.

Потому что тупое потребление информации, которую я даю, будет приводить к тому, что она [информация] просто мешает жить по-старому. А жить по-новому можно только если изменить свой внутренний мир, радикально пересмотреть свой взгляды и действительно ощутить эти внутренние преобразования (хотя внешне может ничего не измениться, и окружающие могут сказать, что не видят изменений). Разумеется, не поменяв свою систему ценностей и оставит свои потребительские мотивы прежними, девушка искала не того, кто ей в действительности был нужен, а на простых парней смотрела уж слишком свысока. Она начинала искать мужчину, который НЕ может существовать в природе, но понять свою ошибку не могла, потому что ошибка эта лежала в области её мотивов.

Девушке невдомёк, что подходящего ей мужчину можно относительно просто воспитать САМОЙ, а для этого нужно КАК МИНИМУМ измениться самой, избавиться от багажа тех психологических дефектов, которые делают из женщины не человека, а «самку», что эксплуатирует мужчину для достижения своих потребительских ценностей и всячески управляет им. Затем уже, изменив себя, женщина может воспитать настоящего мужчину, взяв за основу почти любого юношу из нашего общества (да-да, даже пьющего, и очень быстро его отучить, если ещё не поздно).

Читатель может справедливо возразить, что я, наверное, допускаю типичную ошибку перестановки причины и следствия: я считаю, что девушки после общения со мной начинают чрезмерно завышать свои критерии к качеству избранника, тогда как может случиться наоборот, что эти девушки УЖЕ заранее имели такую склонность и общались со мной как раз по причине своих психологических проблем, из-за которых они и оказались столь высокомерными ещё до появления меня в их жизни. Уверен, что если бы читатель знал все мои истории, он бы так не подумал, и возражение отпало бы само собой. Мои наблюдения показывают, что именно бездумное потребление знаний, находящихся «за пределами» серых представлений обывателя, и портит людей, заставляет как бы усиливать свои недостатки, вместо того, чтобы усиливать достоинства. Не отказавшись от своих пагубных мотивов, люди используют знания для их [мотивов] усиления, продолжая стремиться к своим изначально порочным целям, тогда как НЕОБХОДИМЫМ условием правильной работы этих знаний на практике является глобальная переоценка ценностей и переосмысление мотивов. Нет переоценки и переосмысления — жди ухудшения своей жизни.

Я мог бы привести и другие примеры, более сложные. Скажем, были среди моих учеников люди не совсем праведные. Раньше один хотя бы просто врал, а после того, как обучился у меня определённому стилю мышления, стал врать более изощрённо и ощутил даже некую вседозволенность и способность доказывать кому угодно что угодно. В конце концов научился врать так, что начал верить сам себе. Другой человек научился рационализировать любой свой выбор в жизни, вплоть до употребления алкоголя. Разбирать подробно эти примеры, как я сказал, я не буду. Но все эти люди, рискнувшие воспользоваться моей информацией не по назначению (т. е. НЕ чтобы изменить себя), а с целью поддержать свои потребительские мотивы, живут гораздо хуже обывателей, которых они презирают за тупость и неразумность (хотя я их этому НЕ учил). И сейчас кроме озлобленности на этот несовершенный мир, у них реально ничего нет. То есть если бы эти люди не знали всего того, что я им приоткрыл, они были бы счастливы как обыватели в своём неведении и невежестве, жили бы как «серая масса» и думали бы, что так и должно быть, а теперь помимо общей разрухи в жизни (горе от ума) они ещё и злятся из-за своей полной беспомощности и неспособности что-то с этим сделать. Ребята, ну а чего вы хотели?

А что вообще такое «изменить свои мотивы и систему ценностей?» Как это понимать? Об этом в следующей части.

Продолжение.


Потребители информации. Часть III: 6 комментариев

  1. Если бездумное потребление информации обывателями может принести им столько горя, то не будет ли их обучение этой самой информации преступлением ? Или подобные персонажи сами рано или поздно напорются на что-то подобное?

  2. Нет, не будет, так же как не будет преступлением делать кухонные ножи, которые каждый желающий может использовать по собственному усмотрению: правильно или неправильно.

  3. Заинтересовал поставленный вопрос первого комментатора и аналогия про ножи. Данная ситуация мне видится глубже. Допустим производитель ножей знает, что в обществе, в котором он живёт — около 90% людей, готовых устроить поножовщину, будь у них доступ к ножам. Учитывая этот момент, производство ножей, всё ещё не будет преступлением, пусть даже и с благими намерениями? Имеется в виду, что человек знает, что принесёт в общество предположительно больше вреда, чем пользы.

  4. В данном случае ты несколько расширяешь аналогию с ножами, а потому она перестаёт работать, так как твой пример очень искусственный, не свойственной нашему миру, моя же аналогия предложена с учётом именно нашей культуры, а ты пытаешься эту аналогию из этой культуры выдернуть. Конечно не будет работать!

    Давай тогда отвечу на вопрос Артёма иначе, более широко.

    Я сделал важное предупреждение относительно опасности тупого потребления познавательного контента. Это же важное предупреждение делают производители сигарет. Может показаться, что между нами нет разницы: они поступают злонамеренно, заведомо зная, что 100% попыток курить наносит вред, и я, зная, что 90% людей всё равно будут потреблять, нанесут вред себе, читая мой блог. Но разница всё же есть. Табачные компании имеют своей целью получить прибыль в том или ином виде, а также (возможно) уничтожить ряд людей или помочь разным антитабачным компаниям заработать побольше. То есть они ИЗНАЧАЛЬНО намеренно действуют в рамках Попущения Бога, да ещё и в корыстных целях. Я же намеренно СТАРАЮСЬ действовать в русле Промысла Бога, то есть мой ИЗНАЧАЛЬНЫЙ мотив — двигаться в русле Промысла (даже если я впоследствии скатываюсь в Попущение). Я доношу до человека ПОЛЕЗНУЮ информацию, которая может ему навредить, если он решит воспользоваться ею неправильно но не потому что такая информация злая, а потому что человек САМ себе навредит, если попытается совершить зло, связанное с этой информацией. Табачные компании доносят до человека ВРЕДНУЮ продукцию, которая может ему навредить аналогичным образом. Видишь разницу? Я искренне стараюсь нести пользу и могу обосновать эту пользу не только для себя. Табачные магнаты этого сделать не могут. Иными словами, в случае с сигаретами человек заранее знает, что сигареты наносят вред, а потому он ИМИ наносит себе вред и делает это добровольно. В случае с потреблением информации человек знает, что она полезная, а потому может принести себе пользу, но он намеренно наносит себе вред тем, что НЕ приносит пользу. Грубо говоря, вред здесь является отсутствием пользы в результате неправильного применения, а в случае с сигаретами вред именно в изначальном присутствии вреда при правильном применении.

    Однако и на этом не всё. Более сложное и полное объяснение заслуживает отдельной очень суровой статьи, но я не хочу пока её писать 🙂

    Могу в двух словах сказать так: когда я говорю (и доказываю) человеку, что курить вредно, а он этого искренне раньше не знал, то он ГАРАНТИРОВАННО нанесёт себе огромный вред, если будет продолжать курить. Потому что раньше он НЕ ЗНАЛ, и ему прощалось свыше гораздо больше. Теперь он ЗНАЕТ, а потому поступает злонамеренно, то есть со злым умыслом. А значит и обратная связь свыше будет сильнее. Навредил ли я ему, раскрыв тайну, на 100% зная, что следующая затяжка будет для него очень тяжёлой? Подумай, это интересная мысль 🙂

  5. Спасибо за развёрнутый ответ!
    Тут разница вроде как понятна, в одном случае продукт полезный, в другом вредный. В первом добрые намерения по распространению, во втором вредные.
    Но речь именно о полезном продукте, который внедряется с благими целями в общество, в котором большая половина этого общества, не сможет употребить продукт по назначению, тем самым нанеся вред себе и возможно окружающим.
    Забыл ещё написать про защиту от дурака, я думал что сама такая информация несёт в себе такую защиту — человек не сможет воспользоваться информацией, не сможет её понять. Но когда идёт речь о том, что люди могут навредить себе такой информацией и приводятся примеры, то как то не совсем понятно почему не сработала эта защита и в руки человека попал инструмент, к применению которого он не готов?

    П.С. — последний вопрос интересный 🙂

  6. >> Но речь именно о полезном продукте, который внедряется с благими целями в общество, в котором большая половина этого общества, не сможет употребить продукт по назначению, тем самым нанеся вред себе и возможно окружающим.

    Я считаю, что это невозможно. Если информация пошла (через кого угодно), значит общество готово принять её правильно. Принять её неправильно и прийти к деструктивным последствиям можно только с умыслом.

    >> Забыл ещё написать про защиту от дурака, я думал что сама такая информация несёт в себе такую защиту — человек не сможет воспользоваться информацией, не сможет её понять. Но когда идёт речь о том, что люди могут навредить себе такой информацией и приводятся примеры, то как то не совсем понятно почему не сработала эта защита и в руки человека попал инструмент, к применению которого он не готов?

    Всё сработало, общество готово к этому. Оно также было готово и к идеологии Гитлера, однако вместо того чтобы распорядиться ею правильно, люди решили сделать неправильно, в результате чего получили Вторую Мировую Войну. То же с Марксом и последствиями его теоретизирований сегодня. Или вот пример: полезная идея сделать бесплатный хлеб в магазине обернулась тем, что его начали хапать люди на богатых машинах, а не пенсионеры. Это личный выбор каждого из людей, но если информация пошла, то МОЖНО сделать правильный выбор. А вот такой информации, которая может уничтожит цивилизацию, дано не будет 🙂 Вернее, будет, если станет пора уже её уничтожать. Но при этом не будет уничтожена планета, а если и будет, никакие другие цивилизации от этого не пострадают. Короче, навредить миру не получится, поэтому кстати, нас пока не пустят за пределы Солнечной Системы, хоть из кожи вон лезь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *