О Социальном Лесничестве издалека. Часть II. Суд. Часть 5

Предыдущая часть здесь. Первая — здесь.


Узор на полу вдруг начал стремительно перестраиваться: дорога, по которой я должен идти, стала меняться, но та часть, которая находилась под ногами, оставалась без движения. Я не мог сообразить что происходит, мысли стали путаться и смешиваться, и каждый раз, когда я терял нить размышления, значительная часть маршрута сильно искажалась, раздваивалась, затем снова соединялась и постоянно изворачивалась как змея, и особенно жутким был какой-то странный шипящий и шаркающий звук, сопровождавший происходившие изменения. Иногда при этих движениях пересечения с другими дорогами также то терялись, то снова восстанавливались, но уже в другом месте. Захотелось сделать шаг назад, но, попытавшись, я наткнулся на прозрачную мягкую стену, которая не впускала внутрь. За моей спиной картина оставалась полностью статичной, но войти туда никак не получалось — можно было только смотреть.

Я стоял в растерянности и смотрел на всё это безобразие. Свет снизу постепенно тускнел, и я уже плохо видел вдаль, то есть не различал долгосрочную перспективу маршрута. Тем не менее, практика жизни научила решать и не такие задачи. «Если передо мною путь, по которому нужно пройти, и он начал резко меняться… вот же гадость!, — думал я. — Шипящий звук никак не даёт сосредоточиться». Пульс поднялся до 170 ударов, голова кипела от напряжения, мысли всё больше путались, а я никак не мог их остановить. Растерявшись окончательно, я попытался сделать шаг вперёд и наступил на извивающуюся дорогу, тогда в этом месте она тут же «прикрепилась» к полу и перестала двигаться. Ещё шаг — нога «пригвоздила» к полу ещё кусок «змеи». Третьим шагом я случайно угодил в тупиковую ветку, хотя целился по основной ветке достаточно аккуратно, насколько это было возможно. Голова начала кружиться, я почувствовал как будто бы алкогольное опьянение и на меня нахлынули воспоминания тех далёких лет, когда я и сам употреблял алкоголь, и тогда всё стало понятно… Я пьян, но каким образом это произошло, я не понимал. Пульс быстро разгонял кровь и стремительно разносил этанол по клеткам тела и мозга. Я понял, что идти дальше было нельзя…

Когда я очнулся, то лежал на твёрдом полу… опять мне показалось, что он слегка шевелится и иногда становится немного мягким. Подняв голову, я с ужасом обнаружил разницу между тем, что было и тем, что стало теперь с моим маршрутом. Свет подо мною был достаточно тусклым, поэтому я видел вдаль метров на пятьдесят. Иногда чуть дальше, а иногда ближе — свет немного пульсировал. Я сидел на пересечении двух дорог, хотя отчётливо помню, что недавно сделал шаг на неправильное ответвление. Сейчас обе дороги уходили вдаль, за пределы моей видимости, а потому я не могу различить правильное направление, и помня о том, что назад вернуться нельзя, я осознал, что ситуация, мягко говоря, критическая. Можно же зайти в тупик и остаться там навсегда… стоп!

А точно ли я не могу просто взять и забить на правила движения? Это же всего лишь пол с рисунком, почему бы не пойти просто прямо?

Я встал и сделал шаг мимо дороги прямо на какой-то узор. Ничего не произошло, только вот свет не перешёл за моим следом, а просто немного растянулся, чтобы слегка освещать как новое место моей дислокации, так и старое. Шаг назад — получилось. Свет снова сконцентрировался в небольшом пятне и я снова стою на дороге. «То есть когда выходишь за пределы, можно вернуться. — подумал я. — Это хорошо». Два шага вперёд за пределы дороги — другой узор оказался под моей ногой, но пятно света, растянувшись ещё сильнее, уже светило хуже. Стало холоднее. Я прошёл немного вперёд, подальше от дороги, но затем дошёл до границы света и темноты. На всякий случай я сделал несколько шагов назад — и это получилось. Значит можно было вернуться обратно на свою дорогу. Радуясь этому обстоятельству, я стремительно вошёл в темноту…

Обернувшись на секунду, я убедился, что где-то сзади горит огонёк, и я всегда могу вернуться к нему. Однако радость моя была недолгой. Уже почти сразу после того как меня окутал мрак, я сделал очередной шаг — и нога моя начала погружаться под пол, как будто он состоял из мелкого песка. Данная ситуация оказалась несколько неожиданной, однако песок был приятно-тёплым. «Может быть я доберусь до моря?» — промелькнула шальная мысль. Я пошёл дальше, зыбкость песка постепенно увеличивалась, но мне показалось, что я слышу шум волн. Я проваливался по колено, но шум воды заставлял двигаться всё дальше; вот я уже ползу, чтобы распределить вес тела более равномерно по песку и создавать меньше давления. Но моя изворотливость оказалась недолгой, правая рука провалилась по плечо, затем я попытался надавить левой, чтобы вытащить себя из песка — и она тоже провалилась… я начал стремительно погружаться и ужас охватил моё вдруг проснувшееся сознание.

Песок постепенно поедал меня, а я пытался понять какого хрена я здесь делаю, это же какой-то бред. Только что, то есть многими часами ранее, я обвинял себя в том, что пошёл куда глаза глядят, шатался три часа по тёмной комнате и не знал что делать. А теперь вдруг побежал в темноту, испугавшись необходимости выбора между двумя дорогами. Пошёл куда-то и вообразил себе, ё-моё, вообразил себе МОРЕ! ОТКУДА? Я вспомнил о пятне света, о том, как оно помогало мне видеть и различать то, что мне было нужно от того, что было для меня неправильным. Мне стало стыдно перед Самим Творцом, который терпеливо водил меня по этой комнате и ждал, пока моя тупая башка сообразит что ей делать. Стыд был подхвачен разочарованием в себе и сочувствием к Нему, ведь я каким-то непонятным образом ощущал Его горечь за то, что очередное бездарное создание выбрало какой-то свой путь, совершенно не понимая принципов выбора в русле Всеобщей Целесообразности.

Перенеся вес тела на грудь, которая ещё не погрузилась в песок полностью, мне удалось вытащить обе руки одновременно, после чего я лёг как морская звезда, стараясь максимально распределить свой вес по всей площади касания. Тем не менее, погружение медленно продолжалось. Последнее, что я успел вспомнить — это то, как в детстве, лет в 14, я начал употреблять алкоголь, причём сильно и много, и пьянки эти длились на протяжении 6 лет, а завершились только на четвёртом курсе университета, когда мне уже было 20 лет. Что-то меня остановило: некая невидимая сила дала мне возможность посмотреть на ситуацию шире, а если точнее, то позволила взглянуть на всё с позиции, в которой Земля — это всего лишь большая песочница, тренировочный цех по отработке всяких глупостей, одной из которых является примитивный соблазн, которому я и служил тогда. Взгляд со стороны длился меньше одной третьей доли секунды, но как длинна была эта доля! За этот миг я увидел столько, сколько не видел за всю жизнь, даже если бы прожил её тысячи раз. Я бросил пить за эту самую одну третью долю секунды, и тогда мне показалось, что жизнь имеет несколько иной смысл, но увиденная картина быстро забылась: и когда я очнулся от этой вспышки озарения, я просто понимал, что пить нельзя, но уже не помнил почему. Только спустя годы целенаправленных поисков — а я уже знал что искать — я всё же нашёл ответы на этот и сотню сопутствующих вопросов. Но сейчас все эти мысли мелькали в голове, погружающейся в песок, а на глазах выступали слёзы разочарования в самом себе. Можно ли исправить ситуацию? «Пока ты жив, всегда ещё можно что-то сделать», — вспомнил я, но не мог сообразить, как двигаться, если попытка надавить рукой или ногой на песок завершалась тем, что конечность проваливалась глубже.

В этот момент яркая вспышка света за спиной озарила пространство так, что я мог видеть где нахожусь. Пятно света растянулось от своего первоначального положения прямо до меня и теперь сильно освещало окружающую местность: я увидел, что спасение находится всего в нескольких метрах слева от меня — там песка не было, а был просто твёрдый пол с каким-то узором, который трудно обозреть, когда твои глаза в двадцати сантиметрах от песка. Не сомневаясь ни секунду, я вытянул руки максимально над головой и сдвинул ноги, а затем резким усилием начал вращаться вокруг своей оси, в результате чего покатился с груди на спину, затем снова на грудь, и так далее, в результате чего докатился до твёрдого пола. К счастью, песок не был настолько зыбучим, что и позволило мне так быстро перекатиться, в противном случае я бы уже давно «утонул» ещё до того, как по-настоящему испугался. В этот момент пятно света снова вернулось на исходную позицию, с которой я ушёл, но свет теперь доставал до меня, а потому я видел дорогу назад, а также узор подо мной. Странный это был узор, мне показалось, что я различаю на нём тонущего в болоте человека, тянущего ко мне руку, только человек этот казался в более безнадёжном положении, чем был я. Но затем я подумал, что это просто фантазия разыгралась, после чего решил выбираться отсюда.


Продолжение.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*