О Социальном Лесничестве издалека. Часть II. Суд. Часть 7

Предыдущая часть здесь. Первая — здесь.


Я забрался на гору и встал в полный рост, а свет загорелся так ярко, что я увидел под собой огромное поле, испещрённое разнообразными рисунками. Это были узоры, образующие дороги и пространства между ними. Я всем своим сознанием ощущал единство во фрактальной логике их взаимодействия, и восхищался многообразием и красотой построений. Я понимал, что испытание пройдено, потому что я показал, но не Богу (Он и так всё знает), а САМ СЕБЕ, что способен двигаться дальше и преодолевать препятствия, аналогичные пройденному по характеру волевых усилий, а потому заслуживаю должного уровня различения и всего того, чем теперь могу правильно распорядиться.

Обернувшись назад, я увидел вдалеке ту злополучную развилку, перед которой очнулся после алкогольного помутнения. Теперь два маршрута были видны как на ладони. Я так и знал, что оба они вели в гору, но второй поднимался в другое место горы, отстоящее от меня на значительном расстоянии. Разворот, который был посреди моей дороги, уходил вниз, и эта дорога увела бы меня на тот второй маршрут, который всё равно вёл в такую же по сложности гору. Просто и красиво: ты можешь выбрать любой путь, но если будешь двигаться по нему с должным усилием, то достигнешь концептуально одну и ту же цель, только форма достижения будет различной. А если просто стоять на месте, то тогда просто простоишь на месте, вроде ничего сложного, но безумно тоскливо, а потому кажется хуже пытки. Попробуйте постоять на месте тысячу, миллион лет… вот-вот 🙂 А я подозреваю, что в этой комнате время вообще не имеет смысла, так что хоть миллиард лет отсчитайте по внутренним часам, всё останется как было.

Глядя на картину внизу, я вспомнил ещё об одном своём недостатке, который часто проявлялся в жизни: это наивная оценка мотивов других людей, основанная на поверхностном анализе их поведения и других внешних форм. Сейчас я вижу как постепенно из пустоты и темноты, по мере прохождения внутренних испытаний, родилась красивая картина, элементы которой связаны между собой. Все эти маршруты и дорожки — это варианты моего собственного пути в жизни, они могут быть разными. Можно выбрать то или иное увлечение, ту или иную задачу, чем спровоцировать то или иное поведение, однако форма этого поведения НИКАК не может говорить о той сложнейшей взаимосвязи, которая привела человека к тому или иному состоянию. Зачастую, этого не знает и сам человек, потому что редко разрешает себе посидеть и подумать хорошенько, стараясь при этом по мере всех своих способностей охватить всю возможную картину мира и себя в нём. Как же наивно я раздавал всем направо и налево рекомендации по определению смысла жизни, взглянув лишь на поверхностные проявления в человеке тех или иных недостатков. Теперь я понимал, что ВСЕ, то есть АБСОЛЮТНО ВСЕ живущие и жившие на Земле люди обладают одинаковым набором пороков, но проявляются эти пороки по-разному, и характер борьбы с ними у разных людей разный, но путь этой борьбы у каждого свой — именно тот, который нужен этому конкретному человеку, при этом мне оценить данный путь со стороны, будучи самому слепым, невозможно. Поэтому и гипотетическое желание осудить другого за то, что в целом делаешь и сам, только в другой форме, теперь уже, мягко говоря, ощущается как что-то противное и неприличное. Каждый имеет возможность пройти свой путь и исправить свои недостатки, а также приобрести добродетели в процессе взаимодействия с другими людьми в этой глобальной Песочнице. Для этого есть все условия, тщательно созданные Творцом, и Сам Творец, который ВСЕГДА подскажет что к чему, оставляя свободу выбора.

Продолжая восхищаться красотой своей жизненной картины, которая мне предстоит, и размышляя о гениальном творении Создателя, я не заметил как сбоку от меня появилась дверь. Когда я повернулся, она просто стояла и всем своим видом предлагала в неё войти. Мне уже было всё понятно: и где я нахожусь, и что со мной произошло, а потому я с радостью подошёл и отварил дверь, затем ещё раз бросил радостный взгляд на картину внизу — и сделал шаг внутрь…

Резкая боль сдавила мою голову, тело обволокло какой-то непонятной субстанцией, становящейся то твёрдой, то мягкой. Эти пульсирующие биения толкали меня куда-то вверх, если я вообще понимал где верх, а где низ. Голову продолжало сдавливать, я начал терять сознание, и в момент особенно сильного толчка всё резко остановилось…

Теперь я парил, не ощущая гравитации, в каком-то бесконечном пространстве, вероятно, где-то в космосе.

Было спокойно, но темно. Каким-то образом я понял, что могу увидеть абсолютно всё, что мне захочется, а потому я захотел посмотреть на нашу Солнечную Систему. Появились звёзды, а затем я увидел Солнце и планеты вокруг него. От каждой планеты ко мне устремился лучик, но не по прямому направлению, а по изогнутому, причём каждый лучик был изогнут по-своему разнообразно и имел свой уникальный цвет. Достигнув меня, все лучи отразились в сторону Солнца и устремились к нему также замысловато, но не прямолинейно. Часть звёзд также пустили свои лучи друг в друга, чем образовали довольно сложный, но красивый узор. Затем появились линии, соединяющие планеты между собой и Землёй. Получившаяся картина напомнила мне узоры на полу комнаты, в которой я только что находился, они также обладали фрактальной структурой. Я мысленно увеличил масштаб, и теперь видел и всю галактику целиком, и каждую её звёздочку отдельно. Точно такие же узоры образовывались между центром галактики и звёздами, вращающимися около него, а лучи из соседних галактик, отражаясь от меня, попадали в центр Млечного Пути. Все эти миллиарды миллиардов точек и линий я видел одновременно и теперь хорошо понимал значение и смысл каждого элемента. Вернувшись обратно к Солнечной Системе, я ещё раз взглянул на узор, образованный планетами. Узор начал постепенно меняться по мере того, как планеты двигались. Это происходило очень медленно, но каждое мельчайшее движение слегка меняло смысл узора, так как он состоял из огромного количества связанных элементов. Теперь я начал понимать логику этих изменений и предсказал такой момент времени, когда изображение станет для меня лично наиболее гармоничным, хотя выбор мой был ограничен лишь несколькими секундами. И когда это момент настал, я коротко произнёс: «Готов!».

Мысли начали стремительно покидать мою голову, я цеплялся за слова, чтобы сформулировать свои ощущения, но они забывались прямо на ходу, я схватился за воспоминания, но не мог уже идентифицировать себя с ними… как будто ускользающий сон — именно так я воспринимал непонятное ощущение, пока ещё мог что-то воспринимать. В растерянности я зажмурил глаза и стал размахивать руками и ногами, как будто это помогло бы мне зацепиться за ускользающую картину, но все существующие у меня образы терялись, размывались и исчезали полностью, не смотря на все старания. Я уже не понимал, что у меня есть руки или ноги, все ощущения тела терялись и становились непонятными. Я невольно открыл глаза и увидел яркие огни, слепившие их, затем тело вдруг обожгло холодом, и резкая боль внизу живота заставила окончательно забыть и про холод, и про всё, что я когда-либо знал и помнил. Теперь я уже даже не идентифицировал «себя» с «Я», инстинкты полностью овладели телом — резкий вдох, впервые обжигающий лёгкие — и сильный детский младенческий крик.

КОНЕЦ…
или НАЧАЛО?


Караваев Артём Михайлович
30 октября — 18 ноября 2018

Пояснения

Обычно я не вступаю в дискуссии по поводу своих художественных произведений, и уж тем более не поясняю их смысл, потому что каждый должен увидеть то, что он может увидеть, даже если я этого не имел в виду. Такова природа творчества, о чём было сказано в Первом Послании Лесника (Часть VIII). Однако данный рассказ является лишь вариантом аналитики своей жизни, точнее, той её части, которая сильно связана с проектом СЛ, то есть можно воспринимать рассказ как статью, посвящённую нашему проекту. Такую аналитику я провожу каждый год на свой День Рождения, однако именно в 2018 году эти рассуждения были тесно связаны с идеей СЛ, а потому удачно попадали под цикл статей «О Социальном Лесничестве издалека», в котором я поясняю смысл проекта, причём не только для читателей, но и для себя. Я ведь и сам не до конца понимаю весь сюжет 🙂

По указанным причинам я решил пояснить то, какие образы в рассказе были вложены сознательно и что я лично имел в виду, ведь это важно для понимания аналитической части упомянутого цикла статей. Повторюсь, что читатель имеет полное право со мной не согласиться и видеть во всём этом другой смысл. Поехали…

Свет — это различение, которое воспринимается человеком как способность отличать «одно» от «другого» (добро от зла, например, а в простейших случаях — яму от ровной дороги, хорошую статью от плохой, правильный поступок от неправильного). Бог даёт каждому человеку способность к различению по его нравственности. Чем ближе человек по нравственности к праведности, тем больше он может «видеть», то есть тем ярче для него «свет», исходящий от Бога. Вместо наказания Бог просто уменьшает этот свет — и человек САМ попадёт или не попадёт в яму, которую не видит из-за недостатка света, САМ успеет или не успеет на Титаник.

Пятно света — это образный способ показать связь с Богом. Комната может восприниматься как промежуточный мир между воплощениями человека, в котором я вот таким вот образом решил показать привязку человека к Богу. Если же воспринимать комнату как собственное сознание, в котором человек блуждает в поисках смысла, то пятно света в комнате — это частица Бога в человеке.

Комната — утроба матери. К слову сказать, этот образ я не специально ввёл, он сложился сам, то есть «случайно», по ходу набора текста. И уже потом я понял, что данный образ нужно оставить, а одновременно с этим появилась мысль завершить рассказ родами главного героя. Данная идея лежала у меня в голове уже очень много лет, но не находила выхода. Изначально же я хотел представить комнату как собственное сознание человека и заключить в ней полный аналог нашего земного мира, но предельно сконцентрированный по скорости получения обратной связи. Иными словами, что будет, если правила развития и деградации нашего мира, проявляющиеся десятилетиями, сжать до нескольких часов, и к тому же почти полностью убрать сам физический мир. Я нашёл удачным такой образ комнаты с помощью которого можно показать характер развития человека на его жизненном пути в Божьем водительстве.

Коридор суда — изначально планировалось, что герой и правда оказался на суде, а пока искал свою комнату, слушал приговоры, которые он сам же и назначал другим людям при жизни. Далее была мысль огласить ему все эти приговоры в зеркальном виде, то есть судить его же за фактически те же действия, логически сопоставляя каждый такой приговор с тем, который он услышал в коридоре. Но теперь в связи с образом комнаты как утробы матери можно сделать довольно очевидное предположение физиологической аналогии длинного коридора при зачатии. Повторюсь, что я не хотел кодировать сюжет таким образом, это получилось само собой, потому что рассказы я пишу в несколько изменённом состоянии сознания, погружаясь в себя достаточно глубоко, а потому пальцы иногда почти сами что-то печатают. В любом случае, я показал как жизнь может «отзеркалить» ошибки осуждения обратно.

Поиски в комнате — это процесс «высветления» души. Каждый должен учиться САМ понимать свои ошибки и исправлять их, для чего ему и даются определённые обстоятельства в жизни. Разбираясь с этими обстоятельствами, человек растёт в нравственном смысле, приближаясь к Богу. Комната в данном случае выступает как предельно-сжатая во времени имитация реальной жизни. Процессы настолько сконцентрированы, что каждое действие быстро приводит к понятному результату, а вот в жизни происходит всё ТО ЖЕ САМОЕ, но гораздо медленнее и менее понятно из-за огромного количества разных обстоятельств и участия в них других людей со своими судьбами. Комната — «песочница» перед реальной жизнью.

Алкогольное опьянение — это попытка сделать сразу две вещи. Во-первых, показать как алкоголь резко уменьшает различение, что может привести к трагическим последствиям. Во-вторых, это попытка пофантазировать на тему употребления алкоголя при беременности. Однако это НЕ отсылка к моей маме, это лишь актуальная на сегодня фантазия.

Камертон, идеал, высшая целесообразность, смысл жизни и т. д. — это всё разные ссылки на Бога. Каждый человек имеет в себе свой внутренний камертон (чувство Меры), и он может играть в гармонии с основным тоном (который задаётся Богом), а может диссонировать с ним. Но кому от этого хуже? Разум человека фрактально подобен разуму Бога, но содержит в себе значительно меньше итераций своего развития, а потому слаб и несовершенен, а также сильно ограничен в возможностях. Чтобы развиваться дальше, нужно иметь опору в Боге, а поскольку часть фрактала подобна Целому (но не тождественна Ему), начинать поиски Бога можно с самого себя. Однако здесь есть опасность остаться в рамках я-центризма, то есть подменить Бога собой, считая, что видишь уже всё, что можешь видеть, но при этом, оставаясь в узких рамках собственного разума, делать вид, что познал весь смысл бытия в чёрточках на полу. Переход к Бого-центричному отношению предполагает признание Творца и Его Вседержительности, а также Веру Ему, то есть осознание безошибочности Его Вседержительности. Тогда разум может развиваться безпредельно, зацепившись за Идеал, и степень различения при этом возрастает сообразно этому развитию.

Характер влияния различения на человека отражён в характере различения главным героем рисунков на полу. Рассказ содержит исчерпывающие описание работы различения. Добавлю только, что момент, когда человеку показалось, будто бы он «всё понял» и соорудил «стройную» теорию чёрточек на полу, характеризует логику мышления «самопровозглашененцев», то есть людей, которые произвольно назначают себе тот или иной статус на основе ТОЛЬКО ЛИЧНЫХ убеждений, иногда прикрываемых волей собственного выдуманного бога или другой сущности, силы, явления, например, (собственного) разума.

Я думаю, что остальные смысловые элементы не нуждаются в пояснениях.

PS. Кто-то может неосторожно подумать, что я претендую на понимание каких-то вещей, запредельных для большинства людей. Нет, в тексте рассказа ясно указано, что я очень хорошо осознаю чудовищную ограниченность своих представлений, и каждая следующая, условно говоря, итерация развития камня на камне не оставляет от предшествующих самоуверенных заблуждений. Как раз при окончательном осознании этой ограниченности и последующих из этого выводов я и родился. А вот для чего родился — это уже другой вопрос, и я не знаю буду ли об этом говорить в блоге.


О Социальном Лесничестве издалека. Часть II. Суд. Часть 7: 4 комментария

  1. Впечатляющее произведение. Спасибо за время, проведенное за чтением.
    Позвольте задать вопрос – исключительно по части комментариев. «Высветление» души во время поисков в комнате – это «высветление» того «я», которое ведет повествование? Или возможно, что душа прячется за каким-то другим образом?

  2. Повествование можно считать от лица души, которая ещё не утратила связь с земной жизнью. Поэтому именно её высветление и происходит.

  3. Ясно, спасибо за ответ.
    Просто задаюсь вопросом, где (не в пространстве повести, а вообще) заканчивается «я» и начинается душа. А в повести все настолько тонко и детально (это не те слова, но они все тут не те) описано, что пока читал-вдохновлялся, казалось вот-вот, еще немного сам подумаю – и придет ответ. Но нет, моего ума, увы, не хватило.
    Перечитаю повесть, вновь наслаждаюсь потрясающим пассажем про создание миров по своему образу – за него отдельное спасибо. Наверное, самое ультимативное донесение смысла из того, что мне доводилось читать.

  4. Всегда пожалуйста, Михаил 🙂 Благодарю за приятный отзыв.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*