Клубы неудачников. Часть I. Признаки (середина)

Продолжаем перечислять признаки клуба неудачников. Здесь было перечислено пять признаков, а вот ещё пять.

neudachnik

— Мёртвые души. Иногда в движении можно встретить так называемые «мёртвые души». Это люди, которые формально числятся в движении, но абсолютно ничего не делают. Вообще говоря, подобная ситуация вполне обычна для любого движения, однако ненормальным является такая ситуация, когда этих людей в движении подавляющее большинство. Бывает, что подобные мёртвые души пробираются к «ядру» движения – к группе идеологов и основных действующих лиц, задающих весь темп. Если мёртвые души добрались до ядра, то никакого движения уже нет, это медленное гниение.

— Экстремизм. Слово это довольно трудно определить правильно, чтобы не потратить на это много других слов, но давайте для краткости под экстремизмом считать фанатичную уверенность в истинности какой-либо крайней (предельной) точки зрения в тех вопросах, которые допускают широкий круг разных решений. Экстремизм трудно обнаружить, так как далеко не всегда фраза «альтернативы нет» означает наличие такового в движении, но сделать это можно всегда при внимательном рассмотрении. В таких движениях запрещается рассматривать альтернативу какой-либо мысли, когда данная альтернатива со всей очевидностью имеет вес. Она просто запрещается и всё. Как правило, та позиция, которой придерживаются сторонники движения, описывается только через положительные моменты, а остальные позиции конкурентов – резко отрицательными. В экстремистских движениях почти всегда возвышение своей позиции достигается НЕ путём демонстрации её реальной силы в решении жизненных задач, а путём унижения остальных точек зрения.

– Спорадическая активность. Многие движения на самом деле правильнее назвать «стояниями», потому что они по сути своей пассивны. Активность у них наступает хаотично и длится недолго. Как правило, выглядит это так: до большинства доходит, что нужно уже что-то делать и чаще всего причина в каких-то внешних событиях в мире; люди собираются и наскоро решают, что же им делать (обычно определить свою работу больше чем на месяц вперёд никто не может), определив цели и по 10-му разу напомнив самим себе, что надо стараться и делать всё хорошо, они, наконец, начинают шевелиться… максимум неделю. Затем всё потихоньку вянет, энтузиазм, подогретый на собрании, падает, кого-то ставит на колени бытовая рутина, кого-то сгребает работа, у кого-то кот заболел и т. д. Оценить результат труда движения за неделю активности можно очень просто: достаточно взять четверть обещанного на собрании и поделить затем всё это на 10. И вот где-то треть от получившегося результата можно считать наполовину сделанной работой 🙂 Чуть позже (через месяц-два), правда, выясняется, что почти всё сделано неправильно или уже не актуально и нужно делать это заново и по-другому. Следующая фаза активности не поддаётся прогнозу, у разных движений застой может занимать от месяца до полугода.

– Формальная активность. Есть движения, которые всегда активны, но их активность состоит в формальном следовании некоему заранее определённому набору правил. Это регулярные собрания, отчёты, запланированные выступления тех или иных участников, формальное планирование будущего, и неизбежная корректировка этих планов вплоть до полного пересмотра. Это не то чтобы неудачники, это просто бездельники, которые, впрочем, очень умело создают видимость чрезвычайно полезной деятельности. Как правило, объём проделанной ими работы в разы меньше, чем у неудачников из предыдущего пункта, однако эти бездельники с лёгкостью выигрывают гранты, получают поддержку людей, правительства и вообще затмевают собой тех, кто не умеет себя подавать.

– Нулевая организация. Неумение организовать и мотивировать себя – это беда современного поколения, но беда эта имеет своё продолжение в общей работе движения. Внутренняя неорганизованность очень живо распространяется на несобранность коллектива в целом. В результате совершенно не достигается эффект синергии, а вместо него мы наблюдаем типичную картину, что, скажем, трое работников выполняют столько же, сколько за половину отведённого времени мог бы сделать один, если бы действовал сам, не тратя время на организацию коллектива и попытки кому-то что-то объяснить. Причём ладно если такая неорганизованность является временной и не поражает всех участников, но если она тотально проникает во все сферы работы движения, причём сами участники воинственно отрицают данную проблему, либо не делают ничего, чтобы её решить (хотя думают, что делают), то крест на нём можно ставить ещё даже за 10 лет до неизбежного фиаско (более размашистым интервалом времени я в этой фразе швырнуть не могу за неимением соответствующего периода наблюдений).

Продолжение.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*