Об одном проценте. Часть II

Предыдущая часть показывает то, как сильно человек заблуждается в оценках своих поступков — как плохих, так и хороших. Он склонен чрезвычайно занижать вред от поступков, про которые он знает, что они плохие, и чрезвычайно завышать пользу от того, что он считает хорошим в своих действиях. Внимательный читатель кроме этого вывода может сделать и тот, который я не обозначил явно: сила когнитивного искажения, лежащего в основе данного феномена, многократно превышает значимость самого поступка, по какой причине этот «один процент» полностью съедается дефектами мышления человека. Иными словами, чувство меры человека имеет очень грубую градацию (шкалу деления), а потому столь малая мера как «один процент» просто не замечается им.

В то же время было показано, что «один процент» тянет за собой столько последствий, что дело уже вовсе не кажется мелким. Однако здесь вступает в силу другое когнитивное искажение человека: неспособность видеть глобальные последствия своих действий в их целостности с поступками других людей. Иными словами это почти полная неспособность к рефлексии и отсутствие воображения на фоне плохого чувства меры. Наличие же этих способностей позволяет хорошо представить себе различные варианты будущего, которое наступит если ВСЕ остальные люди будут поступать так же. Более того, эти же способности позволяют легко понять причины почти всех существующих проблем общества как прямых последствий порочной логики социального поведения.

Итак, выполнив нехитрые логические преобразования, можно прийти к двум важнейшим промежуточным выводам, которыми ограничивается эта часть статьи.

Первый промежуточный вывод

Чувство меры у многих людей слишком грубое, а потому мелкие дела находятся ниже порога их чувствительности и могут быть оценены только грубыми мазками.

Это всё равно что измерять диаметр атома линейкой с миллиметровыми делениями (кто не помнит, диаметр, например, атома гелия почти в десять миллионов раз меньше одного миллиметра).

Выглядит процесс измерения не иначе как следующим образом: человек берёт свою «линейку» (чувство меры, совесть, нравственность, разум и т. д.) и оценивает «размер атома» (качество поступка с точки зрения Всеобщей Целесообразности), округляя результат измерений плохих поступков вниз, а хороших — вверх. То есть, если поступок плохой, то человек видит, что «размер атома почти ноль миллиметров» и говорит: «ну тут почти ноль, вот и будем считать что ноль». Если поступок хороший, то он говорит «ну тут явно не ноль, ведь что-то то есть, а значит будем считать, что это один». Итак, размер атома у человека равен 1 миллиметру 🙂 Абсурд? Конечно! Но только когда речь идёт о реальной физике, где почти весь человеческий быт можно измерить определённым прибором и предъявить человеку результат измерений: температура помещения такая-то, площадь участка такая-то, Солнце в наивысшей точке находится под таким-то углом, стоимость забора столько-то рублей и т. д. В социологии таких объективных «линеек» нет, а также нет чётких способов измерить значимость поступка — у него нет линейного размера, веса, цвета, запаха, вкуса, формы, светового спектра излучения, периода полураспада, температуры плавления, кипения или кристаллизации, электрического сопротивления, индуктивности, ёмкости и т. д. Поэтому в рамках социальных процессов каждый измеряет своей «линейкой», размер делений у которой меняется чуть ли не каждую минуту в зависимости от: эмоционального состояния, общего настроения, образа жизни, воспитания, образования, внутренних противоречий, внутренней боли и радости, привычек и склонностей, планов и намерений, степени подверженности внешнему влиянию и т. д. При этом в социальных процессах часто человек измеряет «не то» и «не тем», то есть это всё равно что физик измерял бы бытовыми весами спектр отражённого от Луны света.

Второй промежуточный вывод

«Один процент» — это весьма условное название. Как сказал Козьма Прутков: «От малых причин бывают большие следствия». Вот эти самые «большие следствия» могут стать таковыми ещё и из-за количества людей, создающих «малые причины».

Оценка того или иного поступка часто делается человеком так, как если бы он был одним-единственным таким существом на планете.

Неспособность (в первую очередь скорее даже нежелание) вообразить ситуацию в перспективе с позиции «таких бестолочей как я ещё почти семь с половиной миллиардов» приводит к тому, что «один раз — можно», хотя если бы человека спросили, мог бы он сделать это семь с половиной миллиардов раз (скажем, выбросить пакетик на улице или слить помои в реку), то он наверняка заметил бы, что «это уже слишком много». Иными словами, мало того, что «линейка» у человека кривая, так он ещё и не учитывает влияние на мир огромного количества людей вокруг себя, которые могут совершать те же глупости. А если и делает это, то с ещё более суровыми погрешностями, особенно сильно увеличивающимися при попытках определить или ещё как-то оценить чужую мотивацию. Выглядит это примерно так: курящий в подъезде человек через окно лестничной клетки осуждающе смотрит на паркующегося на газоне соседа и думает про себя: «вот же сволочь… с другой стороны, это даёт мне возможность курить в подъезде, а если мне сделают замечание, я скажу что вон тот придурок вообще на газоне припарковался, и чо? Хм… а ещё я теперь могу тоже на газоне парковаться!».

Да, вот в этом грубом примере как раз показана ещё одна сторона нашего второго вывода: оценка плохих поступков дополнительно страдает из-за попыток оправдывать свои глупости тем, что другие люди тоже делают глупости. При этом стремиться к хорошим поступкам подобным образом мало кто хочет, всё ограничивается похвалой: «Вася молодец, дерево посадил». А должно быть: «А вот Вася дерево посадил, так я теперь пойду кусты подстригу, мусор во дворе соберу! А то что это выходит, ему можно, а мне нельзя!?»

Итак, если первый вывод связан с тем, что человек не может корректно оценить малые дела, то второй показывает, что малые дела, помноженные на число людей, становятся большими делами, но оценщик не учитывает результат этого умножения, глядя на ситуации только с позиции своего «Я».

Теперь мы хотя и стали ближе к теме, но всё ещё далеки от неё. Продолжим приближаться к ней в следующей части.

Продолжение следует.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*