Спонтанное рассуждение о феномене самоисполняющихся пророчеств. Часть I

В этой статье приведён пример свободного рассуждения по принципу «потока мыслей». Начиная статью тем абзацем, который находится ниже, я абсолютно не знал, чем она закончится, а лишь записывал одну мысль за другой, затем просто подредактировал логические связи, удалив при этом лишние, тупиковые мысли, и получил некий результат. В дальнейшем все статьи, написанные подобным способом, будут озаглавливаться по похожему принципу и иметь ярлык «Мысли вслух». Общее настроение итога статьи передаётся картинкой ниже, хотя начинается она издалека.

whan-can-I-do

Представьте себе объявления, расклеенные по всему городу, в которых говорится о том, что на главной площади вашего города в такое-то время такого-то дня соберётся толпа дураков, которые будут с недоумением глядеть друг на друга. «Спешите посмотреть на это удивительное зрелище!», — будет призывать такое объявление. И действительно, народ, желающий посмотреть на «зрелище», собирается на главной площади города, и люди недоумённо смотря друг на друга. Одним словом, сами дураки. Предсказание о том, что на площади соберутся дураки было исполнено именно по причине факта самого предсказания. Так, если говорить «на пальцах», и выглядит самоисполняющееся пророчество.

Данный термин введён в широкое употребление социологом Робертом Мертоном, и на эту тему у него есть вполне исчерпывающие статьи, отсылки к которым можно отыскать в википедии, там же указаны простые примеры такого пророчества из литературы и кино. Коль скоро информации по данному социальному феномену предостаточно, здесь я хотел бы просто свободно порассуждать над ним под углом общей социальной неразумности и провести параллели с вопросами манипуляции и управления в целом.

Для начала рассмотрим пример.

Существует банк, который нормально функционирует. Вдруг появляется новость о том, что банк скоро обанкротится. Вкладчики все разом бегут забирать свои вклады – и банк действительно банкротится. Именно так началась банковская паника 1907 года в США.

Что мы видим? У нас есть группа людей, которая не может сама по себе придти к согласованным выводам и договориться об определённой стратегии действий. Со стороны людей имеет место быть недостаточно глубокое понимание реальности, неспособность к самоорганизации и вообще тотальное непонимания мироустройства. Сейчас я поясню, как это выглядит в случае двух человек.

Представьте, что двух заключённых допрашивают в разных комнатах и каждому грозит по 10 лет тюрьмы. Следователь говорит первому и второму одно и то же: если оба даёте показания, то оба получите по 2 года, если ты даёшь против него показания, а он отмолчится, я тебя выпущу за помощь следствию, а его посажу на полный срок, если оба будете молчать, то по имеющимся у следствия сведениям вы в любом случае оба отсидите полгода.

dilemma-zakl

С точки зрения теории игр, откуда взята эта задача, здесь есть два момента. Когда каждый заботится о своей личной выгоде, то выгодно заложить сообщника, потому что в лучшем случае будет освобождение (если сообщник будет молчать), а в худшем 2 года. Если же молчать, то худший случай будет отсидеть все 10 лет, когда сообщник даст показания. Разумеется, каждый хочет минимизировать худший случай, так как не знает о поведении сообщника. С другой стороны, если бы они могли договориться, то безусловно выбрали бы молчание, так как это даст самый минимальный общий срок.

Теперь распространим этот пример на людей, побежавших в банк за своими деньгами. Они рассуждали примерно так: «раз банк может обанкротится, нужно срочно забирать деньги, иначе остальные заберут их раньше меня, а мне вообще ничего не останется». Если бы они могли договориться не трогать деньги и знали бы экономическую ситуацию более полно (имели бы полное представление об игре), то кризис не случился бы. Всё просто – отсутствие данных вынуждает играть с минимизацией личного риска в худшем случае. А в результате максимизируется общий риск – и наступает худший случай вообще для всех. Если же придерживаться стратегии минимизации общего риска, то при соблюдении этой стратегии всеми участниками игры общий риск действительно будет минимальным, хотя и не всегда нулевым.

Итак, резюмируя, получаем следующее. Если каждый будет хотеть свести свои потери к нулю, они будут максимальными для всех. Если каждый будет готов немного пожертвовать для общего дела, потери будут минимальными для всех (но небольшие всё-таки будут). Это две крайности – и складывается впечатление, что выбор-то очевиден. Но нет! Основная проблема, мешающая делать этот выбор, в том, что если только малая часть пожертвует собой – то эта жертва будет полной, они потеряют всё, однако это может полностью спасти остальных. Каждый человек не знает, как поведут себя остальные. А вдруг он один пожертвует, а остальные нет? Тогда его жертва будет напрасной. Уж лучше тогда пытаться бороться. Именно так будет рассуждать обычный человек.

Как же работает манипуляция и управление по этой стратегии? Например, «сверху» опять не поделили какую-нибудь ерунду, началась война, людей отправляют воевать – не важно, за что, почему (всегда даётся некая легенда для массы), – важно, что никто не может отказаться воевать. Вот представьте, все разом взяли бы – и стояли на месте, никто ни в кого не стреляет, все стоят и смотрят друг на друга, кто-то, например, начинает цветочки собирать, потом все разворачиваются и идут домой. Может такое быть? Может, но только если каждый будет уверен, что все поступят как он. А в противном случае ему придёт конец (например, трибунал или просто свои же забьют). Поскольку договориться невозможно в принципе, остаётся бороться за свою жизнь.

Аналогично происходит везде. Министерство образования проводит реформы. Реформы – одна хуже другой. Вузы не могут отказаться в исполнении новых приказов, потому что тогда вуз могут лишить лицензии на право давать высшее образование, всех работников распустят и все будет плохо. Но если все вузы взяли бы и сказали «идите-ка вы в баню со своим ЕГЭ», Министерство не могло бы никак этому помешать. Аналогично происходит и внутри вуза. Преподавателей могут заставить делать идиотскую работу, например, издавать никому ненужные учебные пособия (есть вузы, в которых так делается). Преподаватели не могут этого не делать, потому что если кто-то откажется, его «как-нибудь» сократят, а остальным будет урок. А вот если бы все взяли бы и отказались – никто бы их не заставил.

Что же делать? Неужели нет выхода? Выход всегда есть. К сожалению, если я его озвучу, он вам не понравится, поэтому я бы хотел ещё подумать, как сделать его наименее неприятным для вас. Хотя совсем безболезненным он не будет точно. Но если продолжать решать эту проблему так, как она решается сейчас, максимально плохо будет всем без исключения.

Продолжение здесь.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*